архивы вебинаров.jpg




  Перейти на сайт учителя-словесника А. Тихонова 

  Запомни!

После шипящих пишется О в словах: анчоусы, артишок, банджо, боржоми, джокер, джонка, джоуль, жокей, жонглёр, жом, жор, жох, изжога, каприччо , капюшон, корнишоны, крыжовник, крюшон, лечо, мачо, мажор, мажордом, обжора, пончо, прожорливый, ранчо, трещотка, трущобы, харчо, чащоба, чокаться, чокнутый, чопорный, чохом, шов, шовинизм, шок, шоколад, шомпол, шорох, шорты, шоры, шорник, шоссе, шотландец, шофёр.

На главную страницуМетоды преподавания русского языка
книги.png

Эти и многие другие материалы обсуждаются в группе Методы преподавания русского языка на сайте "Одноклассники". Присоединиться к группе.

Методы Шаталова

Методы Шаталова

Читайте также: Как преподавать русский язык, используя систему опорных сигналов

Актуальность образовательных проблем сегодняшнего дня вытекает из перехода современной человеческой цивилизации в информационную стадию. Пройдя стадии закрытого аграрного общества, открытого индустриального общества (капитализма) человечество вступает в следующую фазу развития – информационное общество. 
Особенность данной фазы развития – в превращении информации, знаний и умений в главный фактор роста производства товаров и услуг, в фактор изменения – резкого потенциального увеличения способности человека производить товары, услуги и информацию. 
Проследим характерные черты двух предыдущих фаз роста. На первой – человечество перешло от получения готовой еды извне с решающей ролью удачи на охоте и при сборе – к производству, многократно больше и многократно более гарантированно. Ещё есть риск неурожая, но если посеешь – то пожнёшь. 
На второй – происходит переход от ручного труда к машинному, и, кроме еды, общество получает массовое производство вещей и услуг. На смену набора рецептов производства приходит технологическое применение науки, массовое изобретательство. 
Третья фаза сегодня связана с циркулированием информации, что приобрело гигантский масштаб благодаря компьютерам, средствам связи. Но рост производительности и благосостояния тормозится неготовностью отдельного человека и общества эффективно воспринимать и усваивать/перерабатывать возросшие информационные потоки. 
В силу этого наблюдается кризис образовательных систем, причём именно тогда, когда возможности учиться неизмеримо выросли вместе с потребностями общества в самостоятельно мыслящих грамотных специалистах. Дать ответ на этот вызов – наша задача. 


1.Проблема нарастания информации 


Связываемый обычно с научно-технической или научно-технологической революцией взрыв накопления и предоставления информации приобрёл необычайные масштабы. Реально дело здесь обстоит с одной стороны хуже, с другой стороны – лучше общепринятых представлений. 
Модный в 70-е годы сюжет о нарастании числа публикаций в научной и научно-популярной области как-то утратил актуальность. Вал информации нарастает уже в интернете и копится в компьютерах – но проблема давно в способности человека это воспринять, усвоить и понять, переработать. 
Попробую оценить темпы нарастания не публикаций – а накопленных знаний, то, что Владимир Вернадский называл «научным аппаратом». Исхожу их того, что значительная часть циркулирующей в мире информации – пустышка, наблюдается процесс информационной инфляции. В одной из последующих статей я приведу примеры совершенно ненужных знаний в моей родной науке истории, которые кое-кому кажутся очень нужными и важными. 
Весьма часто говорится, что собственно научная информация удваивается за 50 лет. Любопытно, что это коррелирует с 50-60 летними большими экономическими циклами Кондратьева. Налицо геометрическая прогрессия. Это и без вала публикаций-пустышек даёт значительный рост. 
Исходя из данных постулатов, видим – человек эпохи Ньютона и Петра Великого должен был освоить единицу информации, ко времени Вольтера и Семилетней войны – две, в эпоху наполеоновских войн и Наполеона – четыре, во времена промышленного переворота в Великобритании и Крымской войны – восемь. 
Далее ситуация стремительно усложняется. Гимназист и студент начала XX века сталкивался с проблемой освоить в 16 раз больше знаний, чем во времена Ньютона. И это совпадает с научной революцией начала XX века в математике, физике и естественных науках. 
Следующие этапы развития – создание ядерного оружия и полёт Гагарина требуют усвоить в 32 раза больше, дальнейший рост совпадает с мифическим информационным взрывом 70-х годов. Ныне налицо необходимость усвоить в 64 раза больше, а к середине XXI века потребности вырастут ещё вдвое – до 128 раз. 
Видится несколько вариантов разрешения данной проблемы. Один из них – мы рассмотрим в данной статье. Это полная замена элементной базы современного образования, выражаясь языком электротехников. При этом остаётся дидактическая ориентация на универсальную всеобъемлемость получаемого учащимися всех возрастов знаний. 
Это путь Яна Амоса Коменского. Другие подходы в дидактике будут рассмотрены в последующих статьях. Полагаю, что все дидактические подходы – взаимодополняющи, не противоречат друг другу. Это касается и раннего развития, и специализации и научения самостоятельному мышлению. 

Информация накапливается человеческой цивилизацией в геометрической прогрессии, начиная с научной революции XVI-XVII веков, связанной с именами Ф.Бэкона, Галилео Галилея и Ньютона. Это набор фактов и объясняющих их теорий и гипотез, то, что В. И. Вернадский именовал научным аппаратом. 
Последние 50 лет наблюдается радикальное отставание человека как слабого звена в процессе информационного переворота. Раз так – следует сменить методы обучения – «начинку» учебного процесса. 
Возможно, что при этом следует отказаться от не оправдавших себя инноваций, введённых по существу, по идеологическим соображениям. Это значит – возврат к таким элементарным истокам, как признание необходимости – школе – учить, учащимся – учиться. И признание ценности творчества преподавателей и учащихся в противовес мифической «креативности». 

 

2. Символизация как универсальный метод культуры 


Человечество сталкивается с информационным взрывом не в первый раз, это характерная сторона больших социальных перемен. Так было и в древних Египте и Вавилоне при становлении аграрного общества, второй раз – в Великобритании и в континентальной Европе в ходе промышленного переворота. 
Ответом всегда было применение символов, условных знаков, то есть символизация. Особо хочется отметить идею Ньютона о математизации знания. Метод его современника Галилея – диалог, что получило сегодня развитие в школе диалога культур Библера-Курганова. 
Характерно прослеживаются процессы развития науки в развитии математики и философии. Сегодня часто можно слышать и читать идеи, что учащиеся сами должны до всего доходить, сами открывать всё, открытое до них наукой. 
Эти замечательные идеи были полномасштабно воплощены в египетской математике и философии. Во времена пирамид. Часть моих уважаемых оппонентов называет мои эйдосхемы – непонятными дурацкими картинками. Плачу им той же монетой – а Вы – сторонники древнеегипетских методов учёбы. 
Ваши мечты «всё сами» были реализованы в огромном, по сути – всеобъемлющем масштабе. В арифметике первоначально не было символов цифр, условных знаков действий, алгоритмов решения типовых задач. Всё сам – на практике и без символов. 
Вместо решения задач как сейчас учащиеся заучивали весь задачник по арифметике и геометрии. Тот, кто осваивал деление – добирался до него самостоятельно на склоне лет – в 60-70 лет. Он считался великий писец. И всякий писец до всего доходил сам. 
Но даже там символы появлялись, материал накапливался, что позволило постепенно при помощи использования символов, условных знаков и алгоритмов учиться быстрее. Или мощнее – усваивая больше в единицу времени. Это сделала античная цивилизация – Греция и Рим. 
Применение символов – цифр, букв вместо иероглифов, условных знаков дало очень неожиданный результат – свободные граждане античных полисов, первоначально мужчины, а зачастую и женщины вдруг смогли стать поголовно грамотными. С делением проблемы остались. 
Попробуйте разделить друг на друга две римские цифры – и Вы всё поймёте. Во времена Карла Великого в Англии жил монах, о котором говорили, как о великом чуде – он умел делить. 
Только массовое применение позиционной системы индийских цифр, которые мы называем арабскими, решило вопрос. Это значит, что знаковые системы должны быть максимально удобными. 
Мини-вывод: первичное накопление математических и философских знаний постепенно поставило сложную задачу их усвоения, которая не разрешалась традиционными методами зубрёжки и порки.
Альтернативный подход в лице абсолютного незнания обществу не подошёл. 
Применение условных знаков, символов, алгоритмов частично решил проблемы и усвоения и расширения массива знаний. Появилась наука. А философия обогатила науку понятиями, методами рассуждения и проверки выводов и самих знаний. 
Любопытен путь развития логики – с Аристотеля она формализуется, применяются силлогизмы, выявляются законы тождества, исключённого третьего (или-или), используется логический квадрат. 
Последнее представляет собой графически выраженную логическую цепочку рассуждений – тождество-различие-противоположность- противоречие. Кстати, это показывает, что визуализация не противоречит анализу фактов, рассуждению, диалектике. 
Современная математизированная логика с массой символов и условных знаков трудна для понимания студентов, но является эффективным инструментом научного анализа. 
Вывод по части 2. 
Ситуация, когда цивилизация «захлёбывавется» от избытка не в полной мере усваиваемой информации имеет место не первый раз в истории. Она возникала ранее, а решалась всегда введением символов, условных знаков. 
Человек - животное, производящее символы. Таково мнение части социологов (Дж. Г. Мид, Ч. Кули, Г. Блумер) и философов (Э. Кассирер, Г. Коген, П. Наторп), с которыми трудно не согласиться. 
Новым инструментом символизации стали: опорный сигнал В. Ф. Шаталова, ментальная карта братьев Бьюзенов и эйдосхема моей разработки. 

3.Новые инструменты символизации – опорный сигнал и эйдосхема 


Опорный сигнал подобен как вид инфографики, сочетающий ключевые слова, рисунки разного рода и условные знаки – картам. Эти карты историческая, географическая и топографическая карта. Кстати, карту необходимо научиться читать. Как и опорный сигнал любого вида и поколения – озвучивать. 
Примем постулат, что опорный сигнал и его разновидность – эйдосхема есть структурное отображение некого изначального текста, содержания книги, и графически и (или) схематически отображает текст так же, как карта отображает местность и её свойства и текущие там процессы. 
Текст любого вида сворачиваем в символ – а потом при чтении, расшифровке, озвучивании – разворачиваем, то есть просто осуществляем обратную операцию. При этом происходит осмысление и понимание, необходимо думать, а не только тупо зубрить. Осмысление и понимание – ведущие процессы. 
Только карта для местности (территории) даёт ориентирование в ней. И только опорный сигнал, особенно эйдосхема позволяют осуществить навигацию в содержании информации, в тексте любого размера. Работа же «без этого» - всегда наощупь, наудачу, вслепую, на авось. 
Первые листы опорных сигналов, опорные конспекты были родом не карты, а конспектом особого рода. Конспект как сокращённая запись позволял экономить интеллектуальные ресурсы, объёмы времени и площади дорогих пергамента и бумаги. А в процессе экономии – проявлялась суть дела, смысл текста, пусть сперва только за счёт убавления размера, отбрасывания ненужной «воды». 
Таким образом – опорный сигнал любого рода – инструмент превращения «сырого» потока фактов и сознания – в минимальный по размеру чёткий рассказ. Кстати, это касается и учителя и учащегося. Но при использовании опорного сигнала процесс сжатия и развёртывания текста – управляем. 
Изначально ставится задача – чёткого разделения текста на фрагменты, каждый фрагмент-микросообщение зацепляется за «крючочек» памяти в виде ключевых слов и рисунков и схем. Схема, пожалуй – даже просто последовательность эпизодов рассказа. Если ассоциации у учащихся иные – ну что ж, путь продублируют рисунок и ключевое слово – своими ассоциациями. 
Общий вывод по изложенному. В карте любого рода, пиктограммах, знаках и символах, в конспектах – конечно же, нет ничего нового. Как печально ответил на подобного рода аргументы один мой студент: «Это же история. Чего тут может быть нового?» 
Опорный сигнал просто по новому комбинирует данные средства для быстрого выделения смысла текста, его фиксации для понимания, при этом фиксация позволит мгновенно вспомнить изученное и с гарантией без ссылок на «плохую память» ответить своими словами. 
Так в чём же собственно, новизна? Первое. Отказ от диктовки учителя (преподавателя) и даже от свободного конспектирования (хаотичной и случайной выборки прослушанного) даёт рост скорости ввода нового знания в 10 раз. Сэкономленное время можно использовать по Вашему усмотрению. 
Итак, четыре свойства заданных применением. И пятое – в конце. 
Первое – мы отказались от записи. Второе – наш конспект, позволяющий вспомнить всё – должен быть профессионально сделан – как карта. Третье – кое-что не войдёт. Четвёртое. Эйдосхема, как и любой опорный конспект – только средство «зажигания» имеющейся почти у всех образной (эйдетической) памяти. 
Общий вывод: визуализация для понимания, отображения, самоконтроля и внешнего контроля (обнаружение пробелов и их немедленное устранение). Весь этот процесс – отныне при помощи эйдосхемы – виден и управляем, ведётся не вслепую. При нарастании самостоятельности учащихся! Дозировка самостоятельности – по вкусу! Но с нарастанием. 

4.Понятие опорного сигнала 


4.1.Что такое опорный сигнал 

Как уже говорилось выше, современная цивилизация удваивает объём знаний за 50 лет, объем информации растёт в геометрической прогрессии. В силу этого возникает проблема интенсификации образования как важнейшая для информационного общества, где информация и умение ей оперировать – возможно, важнейший из ресурсов. 
Более 50 лет назад вышла первая книжка В. Ф. Шаталова, которой, как и системе великого учителя-новатора, суждено было спустя небольшое время, прогреметь на весь СССР. 
Несколько элементов, соединённых в систему дали, по донецкому опыту, рост оценок. Кроме того, стало возможно пройти материал по предмету за два-три года в ходе одного учебного года. 
Работа самого В. Ф. Шаталова была всесторонне проверена недоброжелательными проверяющими и комиссиями многократно. И это – не миф, а факт. 
Также налицо не менее 20 соратников, которые также достойно представили свою работу: Это Шейман, Р. З. Зубчевская, Птах, Шевченко, Н. П. Мирошниченко, В. С. Гиршович и многие другие. Сегодня работает Школа Шаталова во главе с Сергеем Николаевичем Виноградовым в Москве. 
Однако в литературе упоминается о 5000 последователей, и не все они добились успеха в ходе внедрения метода. Возникает вопрос – почему? Система Шаталова – это случайная и невоспроизводимая удача гения педагогики или метод, который может освоить и обычный учитель? 
Причин по сути две. Одна из них – метод В. Ф. Шаталова – это, действительно, штучка с секретом. Его надо пропустить через себя, понять значение каждого элемента и их взаимосвязь. Необходимо правильно применять этом метод, научиться правильно действовать практически. В систему надо внести хоть что-то своё. Иначе – неудача. 
Другая проблема – в системе есть подводные камни, ключевые моменты, где ошибка может полностью лишить дополнительных ресурсов и даже дать дополнительные трудности. 
Например – ключевой вопрос – запись рассказа учителя. У В. Ф. Шаталова это не просто не нужно, а прямо запрещено. Потому что темп речи в 10 раз выше темпа записи. 
При записи – налицо соблазн зазубрить, и объём усвоенного намного меньше. Нет записи – приходится думать, вырабатывать ассоциативные связи рассказа с опорным конспектом. 
Имеет место переформатирование вместо запоминания. Ученики думают в обязательном порядке. Они на самом деле все умеют думать и понимать. Просто не знают, что в школе это нужно. 
И второй момент – опорный конспект надо выдавать на руки, как учебник со всем его методическим аппаратом. Срисовывание убивает и общедоступность (не все умеют рисовать, тем более, быстро и красиво) и съедает время. 
Идея использовать без правильного понимания его назначения на уроке опорный конспект кажется мне аналогичной идее купить (сделать, взять напрокат и др.) автомобиль – и не залить в него бензин, не включить зажигание. Думаете, поедет? Не поедет. 
Мне кажется, что в подобной ситуации машина не только не повезёт вас, но вам придётся затратить немало усилий для её буксирования. И будет хуже, чем без неё. 
Итак – по сути, две ключевые ошибки съедают ресурсы, избавляют от обязательности думать учащихся. Но даже при этих ошибках качество знаний растёт, хотя и без большой зрелищности. 
Масштаб этих ошибок легко проиллюстрировать. Очень многие полагают, что рисовать опорный конспект на доске и давать его срисовывать учащимся «лучше». Допустим, это так. 
Но ни один из этих людей не предложит, чтобы учитель рисовал от руки географическую или историческую карту. И никто вообще не предлагает, чтобы карты рисовали сами учащиеся. В силу очевидной ошибочности, даже абсурдности этой идеи. 
Между тем, как опорные конспекты, тем более эйдетического типа, как это делаю я, это просто род ментальных карт. Анализ ментальных карт более обстоятельно предполагается осуществить в одной из следующих статей. 
Там же предполагается рассмотреть понятия радиального и латерального мышления и вклад братьев Бьюзенов в развитие данного понятия в теории и на практике. Тем более, что один из этих авторов использует ментальные карты не для трансляции, а для получения нового знания. 
А пока предлагаю принять за данное то, что в ментальной карте любого вида, как и в географической и исторической карте (да и в диаграмме любого рода) в обобщенно-закодированном виде отражена структура изучаемого текста. 
Понятно, что если упомянутые выше манипуляции с картой абсурд, то не менее абсурдны такие рекомендации и в отношении ментальных карт любого вида. Переформатирование, кодирование-раскодирование – это элементарные операции преобразования материала, ведущие к обнаружению смысла и пониманию. Надо уметь читать карту и сложный чертёж. 
Среди обвинений в адрес методики В. Ф. Шаталова и его самого звучит обвинение в следовании ассоциативной теории памяти. Не знаю, как в отношении нашего основоположника, но в отношении меня это обвинение верно. 
Признаюсь, что я на практике убедился в ведущей роли ассоциативного механизма памяти. Полагаю, что ассоциация – это и есть элементарный акт понимания. И важнейшая роль здесь – у эйдетизма, умения мысленно видеть (слышать, осязать, обонять и др.). Это сопряжено с эмоциями. 
Наличие повсеместного наличия эйдетической памяти ещё в 20-е годы в Марбурге (Германия) установил Йенш, сегодня методы восстановления памяти разрабатывает профессор И. Ю. Матюгин. Современные исследования показывают резкое снижение процента обладателей памяти данного типа. 
В сущности, ассоциация есть соотнесение ощущения с пониманием (опознаванием, узнаванием) и выбор правильного ответа (реакции) на сигнал. То есть ассоциация даёт вариативность реакции как приспособление к ситуации. Только в этом смысле работает и моторная память, не путём тупых повторений. 
Тупому повторению без понимания смысла сегодня часто противопоставляют не менее тупую «креативность». Отмечаю, что я вовсе не против креативности, я против бессмысленной креативности и самоуверенности. Я за творчество. 
У любого материала и упражнения есть смысл, для чего он введён в систему обучения как элемент. Примером бессмысленной креативности видится мне рассказ вернувшегося в Россию этнического немца, прочитанный лет 15 назад. 
Он рассказал, что окончательно решил вернуться из Германии, когда увидел постановку детьми в школе сценки «броуновское движение». Там дети хаотично метались по сцене, восхитив немецких учителей и родителей «креативностью». 
Я, в отличие от этого отца, хотя и с некоторой иронией, присоединяюсь к этому восхищению менторов, но хочу задать вопрос. Вот броуновское движение отразили, а зачем? Какой в этом смысл? Да и креативности что-то видно не очень – что тут придумали интересное? По моему, тут не думали и не придумывали вообще. 
Факт, персонаж, упражнение имеют некий смысл, изучение их даёт некую пользу. Так и нужно изучать материал – через смысл. А смысл – и прокачка (включение) мозгов и узнавание нового для получения пользы, выгоды разного рода. Такова моя точка зрения по данному вопросу. 
Я хочу особо отметить, что высказанное мной мнение не является попыткой что-либо утвердить, провозгласить и навязать другим. Я просто выдвигаю версию для обсуждения. И провоцирую дискуссию. 
И если версия при проверке подтвердилась – значит, выдвигая версию, участник процесса (а в данном случае – я как участник обсуждения) вольно или невольно сказал истину. А в случае опровержения версии налицо во многих случаях доказательство обратного тезиса, доказательство от противного. 
В споре не рождается истина, как метко отметил Дэйл Карнеги. Но вот в научной дискуссии, при обсуждении, рассмотрении, доказательстве или опровержении тезиса истина возникнуть может. 
Поскольку моя цель – вызвать обсуждение, может быть даже спровоцировать дискуссию – то выдвигаются следующие версии для обсуждения. 
Система Шаталова – не миф, правильное применение её как системы даёт результаты. Ряд ошибок при внедрении уничтожает эффект и может не дать выигрыша, даже дать проигрыш. 
В ходе дискуссии мы могли бы это обсудить предметнее. Ведь даже в средневековых университетах уже в XI веке наряду с коронным методом «учитель читает – ученики записывают» применялся диспут. Суть научного процесса и прогресса – процедуры проверки и «невидимый колледж» исследователей. 

4.2.Разновидности опорных сигналов 

Прежде всего, предлагаю различать опорные конспекты 1,2,3,4 поколений

1. Первое поколение – до 1000 или 720 знаков. Рисовать по памяти это или невозможно вообще, или можно только после 5-6 лет непрерывной сознательной работы по методу В. Ф. Шаталова. 
Всё же такой конспект полезен – например, учитель с его помощью может готовиться дома или на уроке следить за своим изложением. И он компактней обычного конспекта или текста программы. 
Данная модель может также использоваться и с конспектом 2, 3, и других поколений. А сделать из него более компактный опорный конспект эйдетического типа намного легче, чем делая конспект с нуля. 
2.Второе поколение – 350-400 знаков, как минимум, вдвое легче по «весу». Данные опорные конспекты – главное технологическое новшество В. Ф. Шаталова. Потому что это – уже не конспект, и используют данное пособие иначе, сильнее и полезнее. 

Разница конспекта и «настоящего» опорного конспекта лежит в интуитивном использовании эргономики, числа Миллера для обеспечения удобства усвоения, запоминания и воспроизведения. 
В общем, это пособие рисуется учеником по памяти дома и на уроке при проверке домашнего задания и даже может видеться мысленно. 
У оппонентов В. Ф. Шаталова наблюдается либо непонимание важности того, что они называют «выработкой новой знаковой системы», либо, что вероятнее, они притворяются не понимающими по каким-то иным, не деловым и не научным мотивам. 
Господин Бодалёв определил метод Шаталова как репродуктивный. Прибегнем к всестороннему анализу этого высказывания. Если этот метод репродуктивный, и плохой, значит, все остальные – хорошие, наоборот, не являются репродуктивными. 
Раз репродуктивность любого вида, по-Вашему, зло, то Вы выдаёте важнейшую тайну современной школы – она и не думает учить детей, это в её задачах дело десятое. Или двадцать пятое. 

«Социализация» вместо обучения – это только одна часть идей школы, где не учат и этим гордятся. 
Так нужно ли учить школьников, и учить так, чтобы они знали? Интересный вопрос, ответьте на него сами. Согласно ФГОС. 
Как говорится, придумай вопрос и реши задачу. Эта фраза из книжки «Противные задачи» Григория Остера, которую я очень люблю. Посмотрите, где это там сказано. 

Там где идёт учёба, там не может быть ни тупой бездумной зубрёжки (так не выучить ничего), ни химически чистого творчества. Они должны в определённой пропорции сочетаться. Ведь творчество должно на что-то опираться, иметь знания и умения-предшественники. 
Как некогда сказал Генрих Гейне: «Материю песни, её вещество Не высосет автор из пальца. Сам Бог не сумел бы создать ничего Не будь у него матерьяльца». 
И как сказал сэр Исаак Ньютон на заседании Королевского общества, и глядя на коллегу Роберта Гука: «Сэры! Мы карлики, но видим далеко. Потому, что стоим на плечах гигантов». 
Предложение под разными предлогами ликвидировать элемент репродуктивности заставляет человека слезть с плеч гигантов-предшественников. Если Вам понятнее – это не что иное, как приглашение заново изобрести велосипед. Или изобретать коряво и без конца. 
Креативная идея. Но непродуктивная. Борцы за всеобщую креативность также предлагают всё делать самим детям. Узнавать, открывать, учиться приёмам творческого ремесла, при этом не учась. Всё с начала. И получается, в силу незнания и неумения полная убогость вместо творчества. 
Уже журнал «КоммерсантЪ» в одной из своих статей указал, что противопоставление культуры как творческого поиска и креативности и цивилизации, как совокупности накопленных культурных ценностей, надуманно. 
Оно вытекает из комплекса неполноценности проигравших Первую Мировую Войну немцев, которые начали противопоставлять свой творческий полёт и духовность тупой цивилизации победившего Запада. И свой голод их сытости. 
Предлагаю борцам за «всё сами» придумать буквы вместо Кирилла и Мефодия, или подобно Петру Великому буквы упростить. Карту также как положено начертите вместо картографа, картину маслом напишите… Зачем нам художник. Чертежи атомного реактора или космического корабля сами придумайте и создайте – абсолютно без знаний и элементов репродуктивности. 
При этом Вы предлагаете детям сделать это самим, без помощи взрослых, да ещё и заново пройти путь науки и искусства за 2-4 тысячи лет. Надо, надо это сделать, но ускоренно и с Вашей помощью. А может быть, и применив метод Курганова-Библера, метод учебного диалога взрослого и ребёнка. 
Правда, в отличие от метода Шаталова, он не особо технологичен, намного более трудоёмок (год подготовки к одному уроку, у Шаталова надо только в 5-6 раз больше готовиться). Массовый учитель с трудом освоит этот метод, говорю на своём опыте. 
В целом ситуация интересная. Репродуктивность – зло, творчество и креативность – идеал. Но Виктору Фёдоровичу Шаталову именно ставился упрёк – создаёт некую новую знаковую систему… 

Большие блоки знаний, закодированные ключевыми словами и пиктограммами аналогичны контейнерным перевозкам в транспортных системах. Как и в транспорте – выигрыш получается в скорости и точности логистики. 
Структурирование так даёт также возможность ученику при подготовке видеть, что он уже знает, а что забыл, не понял, не выучил. И легко восполнить пробелы.

5. Опорные сигналы в свете теории информации и связи 

Понимаемая как часть культурного процесса образовательная лекционная деятельность может рассматриваться как коммуникационный процесс передачи информации по каналу связи «человек-человек». 
Это позволяет применить для осмысления данного процесса теории связи и информации, точнее, их важнейшую часть – теорему Шеннона-Котельникова. 
При рассмотрении данного вопроса в аудитории гуманитарных специалистов представляется допустимым использовать нестрогое изложение данной теоремы без ее математического аппарата, на качественном уровне. Нас будет интересовать даже не сама теорема, а ее три следствия, которые важно учесть в процессе образовательной деятельности. 
1.Первое следствие состоит в том, что помеха, шум искажения являются принципиальным свойством любого канала передачи информации. Невозможен канал связи без потерь. 
2.Исходя из первого следствия, мы должны сопротивляться потерям, иначе не передадим ничего. Поэтому второе следствие теоремы гласит: для преодоления помехи информация должна обладать избыточностью. Например, одно сообщение должно передаваться несколько раз, чтобы путем сравнения выявить помеху как случайные искажения сигнала. 
Уважаемые читатели узнали в этом изложении такой стандартный прием обучения как повторение. Вариантом избыточности можно также считать увеличение громкости, что интереса для рассмотрения не вызывает, но также применяется. 
3.Третье следствие предлагает для передачи информации использовать матрицу связи, которая сама себя проверяет. Рассмотрим такую матрицу, позволяющую без помех или с полным исключением искажений предать слово «поп». 

Передав сигнал только три раза, мы реально обеспечили в данном благоприятном случае семикратное повторение этих данных. А также наличие твердо ассоциируемого с данным понятием изображения креста, даже двух. 
Суть понятия и принцип действия информационной матрицы, о создании которой мечтал академик Котельников, из данной модели вполне понятны. Я рискнул бы сказать, что мечта Котельникова сбылась, матрица создана. 
Кстати, знаки и символы (а культура является не только коммуникацией, но и знаково-символической системой, процесс обучения также неизбежно с этим связан) также могут быть не столько собственно знаками, сколько играть роль того, что поэт О.Мандельштам называл «упоминательной клавишей». 
Это просто знак, напоминание о чем-то. Это напоминание, которое ничего не передает, но извлекает уже имеющуюся информацию из мозга самого слушателя. 
Посмотрим, какими последствиями это оборачивается для лекционной практики. Большинству читателей не надо объяснять, что запись лекции или урока гарантирует ничтожность количества переданной информации. 

Для скептиков приведу цифры – скорость записи уступает скорости речи в 10 раз. Соответственно, устранив запись, при прочих равных условиях, мы ускорились бы в 10 раз. 
Это особенно актуально для некоторых учебных заведений, где по неоднократным просьбам учащихся многие предметы непрофильного характера сокращены до предела.


Это ставит сложные задачи и требует использования принципиально новой технологии. 
В частности, придется раздать на руки текст лекции или его краткое изложение, что, впрочем, делалось в таком элитном ВУЗе, как Физико-технический институт, еще 30 лет назад. 
Наряду с этим придется решать и главную проблему, проблему закрепления знаний, так как иначе без записи содержание изложенного улетучится из голов слушателей. Для этого и служат информационные матрицы, именуемые опорными сигналами в системе В. Ф. Шаталова. 


Схема работы с опорными сигналами


Способ их использования достаточно прост. Сначала изложение лекции не записывается. Это, впрочем, предъявляет к лектору требование высокого эмоционального накала текста. 
К слушателям-студентам и школьникам имеется требование наличия интереса и просто желания учиться. Это в обоих случаях вопрос подготовленности и желания учить и учиться. Как метко заметил Жан Франсуа Лиотар, студент, по определению, должен быть умным человеком. 
Затем предъявляется матрица (кодовая таблица, опорный сигнал). Для связи с большим текстом происходит краткое второе повторение с опорой на таблицу. В принципе, то же самое делается и при использовании географической карты. Возможно и сверхкраткое третье напоминание, что какой знак кодирует. 
За кадром осталась сложная работа по окончательному усвоению темы и ее проверка. Это чтение учебника, чтение изложения лекции (1-2 стр. на пару), возможное прослушивание краткого изложения лекции в звуке (15-20 минут на каждую пару). 
И это – только начало работы. Следует вспомнить содержание, глядя на опорный сигнал, озвучить материал несколькими способами. Полезно наличие особого ритуала проверки и отражения оценки знания. 

Пример работы на запоминание сюжета художественного произведения по опорным сигналам





Важный фактор - увеличение времени устных ответов с одной минуты в день в среднем за год (суммарно 3 часа в год) хотя бы в 2-10 раз. Оставляю за кадром проблему сотрудничества преподавателя и студентов либо использования матрицы не для сотрудничества. 

Понятно, что тогда студент всегда будет виноват и доказано невежествен. Все эти проблемы надо будет решать при применении хотя бы самого простого комплекса закрепления по шаталовскому методу. 

Вывод 1: помеха является фундаментальным свойством, присущим любому каналу связи, включая «человек-человек» и «учитель-ученик», что, в принципе, одно и то же. Это первое следствие теоремы Шеннона-Котельникова. 
Вывод-2. Помеху можно подавить либо усилением мощности сигнала, что выглядит устаревшим в цифровую эру, либо повторением одного и того же сигнала несколько раз. В обучении это древнейший метод повторения. 
Суть модернизации этого метода времён седой древности – вариативность повторения, резкое ускорение вспоминания благодаря опорному сигналу, особенно эйдетического типа. 
Не однообразное повторение, аналогом чему является вреднейшая зубрёжка, а непрерывное переформатирование сигнала. Смысл – тот же, форма – разная и надо в обязательном порядке понять и сохранить суть и смысл сообщения. 
Вывод-3. Эйдосхема – есть специальная конструкция, в которую особым образом упакована информация. По возможности – она даёт вспомнить фрагмент знаний, что полностью аналогично топопривязке. Это метод навигации в библиотеке знаний. 
Эйдосхема – также информационная матрица, которая взаимосвязана и эта взаимосвязь даёт вспоминание случайно забытого. По сути – эйдосхема – информационная матрица, которая сама себя проверяет. 
При конструировании эйдосхемы применяется информационная избыточность для обеспечения надёжности. Обязательны отсылки к лекции, аудио- и видео пособиям, учебникам, эталонным ответам и монографиям. 

Преподавание литературы по опорным сигналам


Теперь я решая ряд своих и ваших задач – поясню, как же всё сказанное относится к преподаванию литературы. Как можно применить уже виденные вами эйдосхемы к работе на уроках всех видов? Для чего? 
Литература – это текст, и его интерпретация – анализ. Я по базовому образованию – историк, а ведь история как и литература – текст, то, что нам дано. Текстом являются и сами произведения, и критические статьи о них. И даже биографии авторов! 
Лично я даже считаю историю ближе к литературе – для меня это жанр документальной прозы. А урок – немного театр, где рассказчик в стиле театра одного актёра – играет персонажей и ситуации, в которых бывают люди. 
Первый предлагаемый способ применения – опережающее обучение, краткий обзор предлагаемого к изучению в будущем материала – сюжетов, мифологем, произведений, героев. То есть – до изучения, накануне. 
Второй способ (но тут, вероятно, нам надо будет поработать совместно, как на перевёрнутом уроке) – можно применить мой инструмент для анализа. Содержание перед вами. Герои – тоже. Скажите о нём что-нибудь. О добре и зле. О лютой ненависти. О святой любви. Я тут только помогу. Так как не словесник. 
Третий способ – проведение дискуссий, уроков-диалогов по Библеру-Курганову. Это крайне сложно. Кажется, я и здесь нашёл для вас выход – не нужно готовиться к уроку целый год. Или нужно – но не к каждому. 
Уменьшите формат дискуссии до рэп-баттла – делать легче, и детям проще. Потом можно усложнить – по желанию и вкусу. Можно такую крохотку включить куда угодно. Детям понравится. 
Мини-вариант: 1.микрорассказ о будущем материале. 2.Рассказ по ходу изучения +анализ. Перевёрнутый урок. 3.Дискуссия и мини-диалог, баттл. 

Как можно применить уже виденные вами эйдосхемы к работе на уроках всех видов? Для чего? Первый предлагаемый способ применения – опережающее обучение, краткий обзор предлагаемого к изучению в будущем материала – сюжетов, мифологем, произведений, героев. То есть – до изучения, накануне. 
Второй способ (но тут, вероятно, нам надо будет поработать совместно, как на перевёрнутом уроке) – можно применить мой инструмент для анализа. 
Третий способ – проведение дискуссий, уроков-диалогов по Библеру-Курганову. Это крайне сложно 

 

Заключение 


Современный опорный сигнал 7-8 поколения, который я именую, в силу применения образности и образной (эйдетической) памяти эйдосхемой, исключительно эффективен и быстр. Это мини-ускоритель любого учебного процесса. 
На сегодня полагаю, что объём в 3 минуты оптимален. Из подобных чешуек и будет строиться лекция для высшего учебного заведения или техникума (колледжа). Есть и другие применения данного учебного пособия, раз уж оно родилось. Пособие полезно и при модульном способе обучения в школе. 
Эйдосхемой можно – закреплять, повторять, вспоминать суть дела и смысл текста, находить новые смыслы в уже известном материале и получать новые знания. 
Вывод: что такое опорный сигнал, разновидности и поколения, зачем он нужен? Опорный сигнал – род конспекта или ментальной карты. Он опирается на эмпирически установленные закономерности восприятия и запоминания, прежде всего, на число Миллера (7 плюс-минус 2). 
Я вижу поколения опорных сигналов по объёму знаков – 1,2, 3…Ныне я применяю уже 7-8 поколения. Это разовая порция, квант знания. Каждый или почти каждый элемент эйдосхемы может быть свёрнут или развёрнут. Шаг расширения-сжатия стандартный – число Миллера. 
Как применять это пособие? Полномасштабно или по элементам, это – на Ваш вкус, ведь это мини-учебник. Другое дело, что взятые Вами элементы должны сформировать какую-то удобную Вам и Вашим ученикам систему. 

Я могу предложить ещё много способов применения данной системы обучения. Мне интересно - какие ещё методы можно предложить? Эйдосхема применима в дискуссии, может использоваться приём ТРИЗ «сделай наоборот». Для институционализации элемента дискуссии, «чтобы было» можно назначить возражателя на все утверждения учителя, защитника-адвоката, арбитра. 
Приём сворачивание-разворачивание также представляется полезным в любой форме. Например – разверните эйдосхему в нормальный конспект, в рассказ учителя под запись. И посмотрим, что «лучше» и почему. 
В качестве приложения опрос - что хорошо и что плохо, кто вы, какова реакция учащихся и их родителей. 

 
Список используемой литературы: 

1.Библер В. С. Мышление как творчество М.: Мысль, 1974. 
2.Бьюзен Т. Суперпамять, Мн,: Попурри. 2008. 
3.Вернадский В. Философские мысли натуралиста. М.: Мысль, 1988. 
4.Виноградов С. Н. История России. М.: Школа Шаталова,2013. 
5.Виноградов С. Н. Обществознание. М.: Школа Шаталова, 2017. 
6.Коменский Я. А. Великая дидактика. М.: Книга по требованию, 2017. 
7.Курганов С. Ю. Ребёнок и взрослый в учебном диалоге, М.: Просвещение, 1989. 
8.Шаталов В. Ф. Куда и как исчезли «тройки». М.: Просвещение, 1980. 

Читайте, критикуйте!
Вы, уважаемые читатели – словесники. То, что у нас разные специальности – вредно. Но есть и польза – мы никогда в силу разной специальности не будем соперниками-конкурентами! 
Поэтому я с удовольствием раскрою Вам все секреты метода, сделаю образцы пособий, проконсультирую тех, кто захочет подогнать их под себя.


Теги: Шаталов, опорные сигналы
Автор:  Сергей Ардашев
Свидетельство о публикации № 2463985 от 3 Марта 2018
ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку


Это нравится:0Да/0Нет
Светлана Васильевна Акимова
Добрый день, Сергей Алексеевич. Статья ваша очень понравилась. Согласна с вами на все 100. Методика опорных сигналов в моей практике прекрасно работает, дети тоже пытаются создавать для себя такие опорные конспекты, когда учат стихи, например. Пользуюсь я теми сигналами, которые нахожу. Но они не такие яркие и образные как ваши. Поэтому прошу Вас поделиться вашей копилкой сигналов. :-)
Это нравится:0Да/0Нет
Сергей Ардашев
Светлана Васильевна, с радостью! Я вообще то - историк и обществовед, но также работаю над развитием речи детей (да и взрослых). Сейчас начинаю съёмки по темам Фольклор, на моей страничке Вконтакте - вывешено первое видео по теме Белгородский кисель... Также приглашаю ознакомиться и использовать видео Гоголь. Мёртвые души. То что уже есть - это лист-люстра, скрепка для связи примерно 10-20 листов. которые скоро будут сняты.... Предлагаю использовать так - смотреть и обсуждать - дискуссия или баттл, как говорят дети.... Можно назначить - официального оппонента - он как Баба Яга - будет всегда против, возражать.. И защитника...Темы фольклора - сказки, былины, сезонные песни... Ещё вариант - предложите смотреть по желанию - и поощряйте под лозунгом "Кому на халяву пятёрки?". То есть смотрят сами, можно с родителями, потом опрос как готовы - хоть на перемене... И - пробуйте убедить класс, родителей и администрацию - а может и коллег-историков и обществоведов - в пользе этого!  А там - ещё что либо придумаем! С Вас - рассказ об успехах и трудностях внедрения. Ваши разработки глянул бы с удовольствием - я иногда переделываю их. То есть - будет в неприкосновенности - Ваше - и к нему я приделаю микроускоритель! Пособие Дины Ивановны - используйте совместно - мне будет интересно, как это сочетается. Да и Вам тоже. Сейчас пошлю ссылочки!
Это нравится:0Да/0Нет
Сергей Ардашев
https://vk.com/video389689499_456239183 Белгородский кисель.
https://vk.com/video389689499_456239117 Илья Муромец - будет скоро продолжение
https://vk.com/video389689499_456239051 Гоголь Мёртные души
Когда часть детей будет сильно положительно реагировать - сообщайте! Тогда перейдём - к истории и обществознанию! И, может быть - не только к ним! Пишите мне через сайт! Будем дружить и сотрудничать



6 слов 9 класс анализ текста Барчан безграмотность билингвы веб-ресурсы вебинары виды диктантов гласные после шипящих грамотность гуглдоки движение деятельностный подход диктант для чиновников диктанты дисграфия дистанционно для взрослых домашнее обучение игра интерактивные упражнения информационные технологии итоговое собеседование итоговое сочинение клоуз-текст контрольный диктант креативность кризис образования Кудрявцева курсы для преподавателей логика менеджеры ментальные карты методика методика Ховарда мотивация мышление начальная школа неграмотность нейропсихология облако тегов онлайн опорные сигналы орфографическое чтение орфография орфография без правил орфография по правилам пальчиковые игры перевёрнутый класс письмо по образцам повышение грамотности Попова правила предупредительный диктант проверка грамотности программа пунктуация работа в группах развивающие методики развитие моторики развитие речи ребусы русский дистанционно русский язык Савченко сайты семейное обучение сенсорно-моторные методы сжатие информации словарная работа словарные слова словарный диктант смешанное обучение советы родителям Современное образование современные технологии Сорокина сочинение способы запоминания средняя школа стилистика стиль творчество текст текстовый дикатнт тест тесты онлайн технологии тренинг тренинг грамотности удвоенные согласные устная речь устная часть 9 класс устный экзамен устойчивые обороты ФГОС фоновый материал фоторамка цифровые технологии ЦОР ШАГи Шаталов школа