архивы вебинаров.jpg




  

Зрительные диктанты

зрительные диктанты2.png
 
2000 предложений
4 уровня сложности
автоматическая проверка
300 рублей
 

   Запомни!

   Не пишутся буквы Д и Т в словах:
   поскользнуться
   пощёчина
   почерк
   поручик

На главную страницуГости сайта
С гостями мы обсуждаем всё, что прямо или косвенно связано с русским языком, литературой, письмом, методами обучения.
Если вы хотите стать гостем сайта, только напишите! admin@mogu-pisat.ru

Ольга Елецкая о речи и письме

Ольга Елецкая о речи и письме

Ольга Вячеславовна Елецкая - кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой логопедии Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина.

Дислексия, дисграфия, дизорфография. Ещё 15 лет назад не каждый учитель начальных классов знал эти слова. Если на весь класс и был один ребёнок, пропускающий буквы, вся коррекция заканчивалась наставлением: "Будь внимательнее!" Теперь мы уже не можем отмахнуться от проблемы. Дислексиков и дисграфиков стало много. Очень много. Чуть ли не у каждого второго ребёнка такие проблемы проявляются в той или иной степени. Почему это происходит и как с этим бороться? Об этом мы поговорим с Ольгой Вячеславовной Елецкой, человеком, который давно изучает данную проблему.

Зарегистрированные пользователи могут задавать свои вопросы в форме ниже. Также вопросы Ольге Вячеславовне вы можете присылать на адрес admin@mogu-pisat.ru  Ольга Вячеславовна готова отвечать на них.



Юлия Фишман:

Здравствуйте, я приветствую вас на сайте «Могу писать», меня зовут Юлия Петровна Фишман. В гостях у нас Ольга Вячеславовна Елецкая, заведующая Кафедрой логопедии ЛГУ им. А.С. Пушкина в Санкт-Петербурге, кандидат педагогических наук. Разговор сегодня пойдет о нарушениях письменной речи. Но сначала несколько слов о новом бесплатном проекте сайта «Могу писать». Ольга Вячеславовна и ее ученицы примут участие в серии лекций для родителей и преподавателей. Часть лекций будет посвящена вопросам логопедии. Педагоги расскажут, как с помощью игры можно не только диагностировать, но и корректировать различные отклонения в письменной речи. 

Перейти на страницу открытых лекций для преподавателей и родителей >>>

Сегодня речь в основном пойдет о теории, о практике поговорим на следующих вебинарах. Кроме того, в проекте примут участие и другие специалисты: графолог, психолог, логопеды, преподаватели русского языка. И первый вопрос нашей гостье. Если мы говорим о нарушениях в письменной речи, значит, существует понятие нормы. В чем оно заключается? Что такое навык письма?

Ольга Елецкая:

Навык письма – это процесс, который рассматривается с разных точек зрения разными специалистами: лингвистами, педагогами и психологами. Мы сегодня будем говорить о данной теме с точки зрения психологии и психолингвистики. Навык письма тесно связан с устной речью, но при этом он имеет свою психологическую и сенсомоторную базу. Этой проблемой ученые стали заниматься достаточно давно. В середине прошлого века Алексей Николаевич Леонтьев обозначил три основные операции, которые сами по себе являются навыками и которые и конструируют навык письма с психологических и психолингвистических позиций.

Первый навык символизации, то есть буквенного обозначения фонем, формируется на основе развивающихся у ребенка способностей к символизации более широкого плана. Для того чтобы ребенок мог звук выделить из речи и обозначить буквой, необходимо, чтобы этот ребенок научился сначала символической игре, изобразительной деятельности. Только после того как первые «почеркушки» на листе бумаги для ребенка превратятся в человечка, червячка или волну, мы можем говорить о том, что появляется символизация более простого плана и ребенок готов выделенный звук обозначить буквой. Или же когда появляется символическая игра: ребенок на кочерыжке рисует глазки, и она превращается в куколку. Существует категория детей, которые в такие игры не играют, рисовать не любят. Таких детей мы относим к группе риска. Кроме того, необходимой предпосылкой навыка символизации является достаточная зрелость фонематического восприятия и языкового сознания. Ребенок должен звуки различать. Есть такие строки в шуточном стихотворении «Буква заблудилась»: «На виду у детворы крысу красят маляры…». Только тогда это стихотворение становится для ребенка смешным и забавным, когда он понимает разницу между крысой и крышей. Если ребенок не смеется, значит, не сформирован навык различения звуков и учиться письму такому ребенку еще рано.

Вторая операция: моделирование звуковой структуры слова с помощью букв. Реализация данного навыка на начальной стадии обучения грамоте происходит в два этапа. Сначала выполняется фонологическое структурирование звуковой стороны слова, то есть установление временной последовательности фонем, из которых оно состоит. К примеру, ребенок должен понимать, что в слове «радуга» сначала идет звук «р», потом звук «а», и так далее. Затем производится трансформация временной последовательности фонем в пространственную последовательность букв. То есть при написании слова «радуга» ребенок соблюдает последовательность букв: «р», «а», «д» и так далее. Иными словами, должны сформироваться операции языкового фонемного анализа и синтеза. Формируются эти операции в пространстве и во времени. Если у ребенка не сформированы пространственно-временные представления, (он путает правую и левую руку, не может выполнить простую пробу типа «Правой рукой дотронься до левого уха, путает времена года, дни недели), значит, ребенок пока не в состоянии овладевать операцией по моделированию звуковой структуры слов.

Третий навык - графо–моторный. Он является конечным звеном в цепочке операций, составляющих письмо. Тем самым он может оказывать влияние не только на каллиграфию, но и на весь процесс письма в целом. Например, наличие затруднений в изображении букв иногда настолько загружает внимание ребенка, что дезорганизует и все предшествующие операции. Ребенок начнет смешивать буквы, которые обозначают близкие по фонетическим характеристикам звуки (например, по глухости/ звонкости), будет эти буквы пропускать, слоги пропускать, нарушится вторая операция, или же возникнут нарушения звукового анализа и синтеза.

Особенность письма как комплексного навыка заключается в том, что оно требует интеграции и координации всех трех перечисленных операций. То есть по отдельности работают все навыки, а соединить их ребенок не может, так как не сформировались еще процессы, отвечающие за мыслительные операции анализа и синтеза.

Сенсомоторная база или комплекс функциональных предпосылок письма представляет собой многоуровневую систему, включающую большое количество познавательных и речевых функций. К примеру, на состояние письма будут влиять кратковременная и долговременная память. Если страдает кратковременная память, ребенку сложно удержать в голове словосочетание или предложение. Будучи не удержанными в памяти, такие словосочетания или предложения дают сложность при письме под диктовку.

Первые два рода операций в ситуациях фонетического письма (по правилам русской графики) протекают несколько иначе, легче, чем в тех случаях, где требуется использование орфографических правил. (Например, в фонетическом письме в слове «радуга» сложно допустить ошибку, мы пишем, как слышим. Если ребенок пишет «родуга» или «ратуга», то он нарушает фонетический принцип написания, это мы называем дисграфией. Если же ученику не удается писать с использованием орфографических правил, то это дизорфография. В данной ситуации задействованы морфологический и исторический принципы написания.

В первом случае (когда пишем по правилам графики) ключевым процессом является фонематический анализ, когда необходимо звук вычленить из речи; акустико-артикуляторная дифференциация фонем (надо понять, где должен находиться язык при произнесении различных звуков); установление звуко-буквенных соответствий по правилам графики (положение языка за передними зубами – произносим звук «л» и т.д.). Основная нагрузка при этом падает на операции фонематического анализа и актуализацию звуко-буквенных ассоциаций.

Во втором случае (письмо по правилам орфографии) более важным становится морфологический и лексико-грамматический анализ слов и предложений. Ключевой операцией здесь является решение орфографической задачи. В заключение напомню, что понимание этих механизмов позволяет узнать, дисграфия у ребенка или дизорфография, и принять меры по устранению данной проблемы.

Наибольшие трудности у детей вызывает не запоминание правил орфографии, а обнаружение орфограммы, выбор необходимого правила, адекватного в данной ситуации, и решение орфографической задачи с помощью выбранного правила.

Психологическая структура деятельности письма несколько различается при создании разных форм письменной продукции: списывание, диктант, изложение, сочинение, письменное сообщение (письмо друзьям, дневник, конспект лекции, заявление, научное или художественное произведение). То есть при написании разных видов письменных работ ребенок может быть более или менее успешен. Это зависит от того, насколько функциональная база письма у него сформирована. Существует дополнительная сложность в психологической структуре творческой работы. Это несовпадение жанров устного и письменного высказывания. У детей это расхождение особенно велико, так как у многих из них преобладает ситуативная, диалогическая форма речи. Монологическая, контекстная речь, которая лежит в основе письменной речи, у детей еще не развита. Это основные трудности, с которыми сталкивается ребенок, овладевая навыками письма.

Юлия Фишман:

Учителя в школе (особенно начальной школе) стали замечать, что дисграфиков, дислексиков и ребят с прочими нарушениями письменной речи стало в разы больше. Если 10-15 лет назад таких ребят сидело на класс 2-3 человека, то сейчас- треть класса. Что по этому поводу говорит наука?

Ольга Елецкая:

Да, вы правы, существующие исследования эту ситуацию подтверждают. Статистика восьмидесятых годов прошлого века говорит о том, что количество детей, не готовых к обучению в школе, в городе достигало 50%, а в сельской местности – 75%.

А в девяностых годах исследования проводились петербургскими учеными, а именно - профессором нашей кафедры Людмилой Георгиевной Парамоновой. Результаты исследования показали, что среди первоклассников городских школ 60% оказались не готовыми к школьному обучению. В нашем исследовании (2008г.) из 288 обследованных учащихся пятых классов 28% стойко не овладевали навыками письма по правилам орфографии. Но стоит вспомнить и публикации Л.Щербы 1912 года, в которых он пишет, что стремительно растет количество детей, не справляющихся с программой обучения русскому языку. Щерба это факт связывал с историческими процессами развития языка и приводил аргументы в пользу реформы русского языка.

Юлия Фишман:

Значит, последние лет сто такая проблема :))

Ольга Елецкая:

Да, всё время об этом говорят. Но давайте вернемся в наше время. В 90-е годы действительно дисграфиков было много, но это были дети с настоящей дисграфией, настоящей дизорфографией. У них действительно были нарушены те предпосылки формирования письменной речи, о которых говорилось ранее: устная речь, психологические механизмы овладения грамотой. А детей с дидактогенной дизорфографией и дисграфией было меньше. Поясню: дидактогенная дизорфография и дисграфия – это нарушение письма, не связанное с тем, что программа ребенку не подходит, не связанное с непосещением школы и не связанное с тем, что родители дома с ребенком не занимаются. То есть увеличение происходит не потому, что чистых дисграфиков и дизорфографиков стало больше (их процент как раз не поменялся), а за счет того, что изменились требования. Приведу пример. В прошлом году моя дочь после окончания университета стала работать логопедом в школе. Для работы я ей выдала те же самые диктанты, которые давала школьникам на протяжении почти двадцати лет работы в школе. Результаты меня шокировали. Оговорюсь, что диктанты проводились не в общеобразовательной школе, а в английской гимназии. Проанализировав работы прошлых лет, выполненные на том же речевом материале, и работы, которые принесла дочь, я выяснила следующее. Изменения в качестве работы произошли не за счет специфических ошибок, о которых мы говорили (смешение звуков, букв, обозначающих схожие звуки и т. д.), а за счет того, что дети не овладели правилами оформления письменных работ. Согласитесь, что если у всего класса нет заглавной буквы и нет точки в конце предложения, то это проблема не учеников, а проблема обучения и проблема подбора материала к занятиям. Все принесенные работы, даже работы первоклассников, были выполнены не в узкую косую линейку, а сразу в широкую линейку. Анализ программ показал, что у несправляющихся классов был неправомерно сокращен букварный период, что дети зачастую начинали обучаться по программе русского языка с первого полугодия. Педагоги этот факт объясняли тем, что в детских садах дети проходят дошкольную подготовку, и в прописях они уже умеют писать. В результате пропущен важный этап обучения. В дополнение скажу, что в разряд дисграфиков, дизорфографиков и дислексиков попадают не только дети с речевой патологией, но и те, что не дозрели еще до школьного обучения, их предпосылки находятся на уровне развития детей 5-6-летнего возраста (состояние риска академической неуспешности). Это также дети в состоянии социального риска, возникающего на фоне нарушений социально-личностных отношений ребенка с окружающей средой или личного внутреннего конфликта, который может быть связан с негативными переживаниями. К детям группы риска относим и детей в состояниях риска по здоровью, вызванные чрезмерно-психическим напряжением ребенка, которое может быть предопределено и внешними по отношению к нему, и внутренними факторами. К первым относится завышенный уровень требований, предъявляемых как школой, так и родителями, ко вторым – состояние соматического и нервно-психического здоровья ученика. Завершают список состояния комплексного риска, включающие в себя в той или иной степени признаки перечисленных выше состояний.

Юлия Фишман:

Пояснит, как учитель должен понять, с какой именно он столкнулся проблемой в формировании навыков письменной речи.

Ольга Елецкая:

Не всегда родителям и учителям бывает понятно, что такое нарушение письменной речи. Итак, речь по своим проявлениям делится на две большие группы: речь устная и речь письменная. Письменная и устная речь бывает импрессивной (мы говорим), и экспрессивной (воспринимаем и понимаем). И нарушения речи бывают импрессивными и экспрессивными, то есть нарушения речи говорения и понимания. Нарушения письменной речи тоже делятся на два типа: нарушения чтения и нарушения письма. Нарушения чтения также принято называть нарушениями письменной речи, так как имеем дело с написанным кем-то текстом. То есть если мы говорим о нарушениях импрессивной речи, мы говорим о нарушениях чтения (алексия и дислексия). Если рассматриваем нарушения экспрессивной речи, то это нарушение письма (аграфия, дисграфия, дизорфография) Аграфию как предмет разговора сегодня исключим, это процесс распада процесса чтения и письма у взрослых вследствие травмы, инсульта, опухоли.

Дислексия – частичное расстройство процесса овладения чтением, проявляющееся в многочисленных повторяющихся ошибках стойкого характера, обусловленное несформированностью психических функций, участвующих в процессе овладения чтением. Под психическими функциями мы подразумеваем все то, что было перечислено в первой части: символизация, звуковой анализ, синтез представления, пространственно-временные представления и т.д.

Дисграфия – это частичное нарушение процесса письма, проявляющееся в стойких, повторяющихся ошибках, обусловленных несформированностью высших психических функций, участвующих в процессе письма.

Юлия Фишман:

Это правильное, но общее определение. На что конкретно должен ориентироваться преподаватель в школе, проверяя работу ученика? Когда родителям надо посоветовать проконсультироваться у логопеда?

Ольга Елецкая:

У логопедов существует своя система отличия ложной дисграфии, дизорфографии (дидактогенной) от настоящей дисграфии, дизорфографии и дислексии. Полную информацию по данному вопросу можно взять из моей презентации. Для интересующихся это может стать своеобразным домашним заданием; каждый из прочитавших для себя решит, можно ли полученные знания применить к своему контингенту учеников. Для учителей отмечу лишь то, что, во-первых, ошибки в письменных работах будут стойкие. Во-вторых, дисграфию можно диагностировать не раньше, чем во втором классе, а дизорфографию не раньше середины третьего класса. Прежде чем говорить о нарушениях навыка, надо понимать, что должно пройти время, чтобы этот навык сформировался. Предпосылки созревают к школьному возрасту, на эти предпосылки необходимо педагогическое воздействие, и через некоторое время навык автоматизируется. О дислексиях можно говорить не раньше окончания первого класса. Окончательное обследование на основе большой речевой карты проводит логопед, только он может наверняка сказать, есть ли у ребенка нарушения письменной речи.

Функция учителя состоит в том, чтобы вовремя направить ребенка к логопеду (если орфографических ошибок во втором, в третьем классе больше, чем две на правило и если до конца второго класса сохраняются ошибки на невнимательность, связанные со смешением звуков, перестановкой и недописыванием букв.)

Юлия Фишман:

Вопрос от нескольких сегодняшних участников: Что делать учителю, если логопеда в учреждении попросту нет? Такое часто бывает во многих городах и поселках.

Ольга Елецкая:

Обычному учителю сложно действовать в данной ситуации в одиночку. Чтобы разобраться в данной проблеме, необходимо овладеть не только методикой преподавания русского языка. Надо понимать, что такое анатомия, психология и нервная система; разбираться в неврологии, психопатологии и лингвистике. Логопедия - не наука, а смежная дисциплина, которая пользуется знаниями и терминологическим аппаратом разных дисциплин. Логопеда можно назвать психолингвистом. Таких знаний учитель начальных классов, к сожалению, не получает. Для самообразования и учителям и родителям могу порекомендовать книгу Г.Г. Мисаренко «Методика обучения младших школьников русскому языку с коррекционно-развивающими технологиями» (Москва: изд. центр «Академия», 2004) и «Логопедия для всех» Л. Г. Парамоновой.

Но некоторые меры по устранению или профилактике дисграфии учитель предпринять все же может. Давайте снова обратимся к теории. Дисграфий (и групп ошибок), по классификации Р.И. Лалаевой, всего пять типов.

Артикуляторно-акустическая дисграфия: до школы и в школе дети звуки произносят неправильно, часто не различают звуки, путают между собой похожие, замещают один звук другим сначала в речи, потом и на письме. В этом случае учитель может привлечь внимание к органам артикуляции ребенка, а затем показать способ правильного произнесения звука.

Дисграфия на почве нарушения фонемного распознавания: учитель предлагает задания, направленные на формирование фонематического слуха. К примеру, на уроке русского языка в первом классе во время знакомства с той или иной буквой учитель может предложить ученикам разложить карточки по условным домикам. Ученик должен положить карточку со словом в тот домик, на котором нарисована заданная буква. Слово «страус» ученик отнесет в домик с буквой «с», а слово «шляпа» в домик, на котором обозначена буква «ш».

Оптическая дисграфия предполагает включение заданий на развитие зрительного восприятия: даны два внешне одинаковых рисунка, ученики должны найти отличия. Если на уроке или во время динамической паузы дать задание, направленное на развитие пространственно-временных представлений (по календарю погоды рассказать подробно о погоде на вчера, сегодня и завтра), то это будет являться профилактикой оптической и аграмматической дисграфии, связанной с нарушениями связной речи (ее грамматического строя). Это основные вехи в структуре работы учителя по профилактике дисграфий.

Юлия Фишман:

А в дошкольном возрасте можно определить будущие проблемы с письменной речью?

Ольга Елецкая:

Да, можно, и даже в возрасте трех лет. В группу риска по дисграфии попадают дети, у которых в анамнезе при рождении есть указание на то, что беременность мамы протекала с осложнениями (токсикозы, заболевания, угроза выкидыша, кесарево сечение, асфиксия у ребенка в первые минуты жизни и т.д.). Поэтому лечение ребенка первого года жизни по показаниям невролога - первичная профилактика дисграфий, дислексий и других школьных трудностей. Также в категорию риска попадают дети с синдромом нарушения внимания и гиперактивностью. К примеру, ребенок трехлетнего возраста может и должен последовательно, направленно вместе с родителями играть минимум двадцать минут и сосредотачивать свое внимание не на том, что хочется ему, а на том, что в данной ситуации ему предлагает родитель или педагог. Если этого ребенок делать не может, то его необходимо целенаправленно учить. Опытный логопед может увидеть будущие сложности с большой долей вероятности в трехлетнем возрасте.

Юлия Фишман:

В каких случаях логопед может отказаться принять ребенка в группу, и что делать родителям, если их ребенка не приняли в группу к логопеду? (Вопрос задан пользователями нашего сайта).

Ольга Елецкая:

Логопед может взять к себе на занятия двадцать детей, это предусмотрено его ставкой в образовательном учреждении. Если взять больше, то пользы от этого не будет, в первую очередь, детям. В презентации я вывела таблицу о предельной наполняемости групп обучающихся, имеющих нарушения в развитии устной и письменной речи в школьном логопедическом пункте. Можно посадить в группу вместо пяти двенадцать человек, но логопед при этом не сможет уделить необходимое количество внимания каждому ребенку.

Юлия Фишман:

А как мама может заниматься с ребенком?

Ольга Елецкая:

В ситуации, когда нет логопеда совсем, можно попытаться самостоятельно определить тип дисграфии у ребенка. Предлагаю использовать мои таблицы из презентации. Когда тип дисграфии определен, можно приобрести соответствующую тетрадь на печатной основе. Такие учебные пособия логопеды используют в своей практике давно.

Юлия Фишман:

Если учитель сталкивается с ошибками на основе дисграфии или дизорфографии, должен ли он снижать за них отметку?

Ольга Елецкая:

Это философский вопрос, много лет встающий перед логопедами и учителями. В этой ситуации алгоритм следующий (так мы решаем эту проблему в Санкт-Петербурге): если логопед в школе есть и ребенок посещает его занятия, то логопед вправе выдать ребенку справку. В справке будет указана дата обращения ребенка на логопункт, зафиксирован факт обследования, поставлен диагноз, проведено зачисление в группу. Далее логопед рекомендует не учитывать в письменных работах ошибки логопедического характера. Оговорюсь, что специального положения по данной проблеме нет, справка носит рекомендательный характер. Однако понимающий учитель на основании такой справки может отметку «два» исправить на отметку «три»; такая справка может служить основанием перевода ребенка в следующий класс в том случае, если по другим дисциплинам ученик имеет удовлетворительные отметки.

И несколько слов о сдаче ЕГЭ учащимися с нарушениями письменной речи. Согласно Методическим рекомендациям по организации и проведению единого государственного экзамена (ЕГЭ) для лиц с ограниченными возможностями здоровья (письмо Рособрнадзора от 5 марта 2010 года №02-52-3/10-ин) к лицам с ограниченными возможностями здоровья (далее – ОВЗ) относятся лица, имеющие недостатки в физическом и (или) психическом развитии: глухие, слабослышащие, слепые, слабовидящие, с тяжелыми нарушениями речи, с нарушениями опорно-двигательного аппарата и другие, в том числе дети-инвалиды, инвалиды. В приложении 8 к этому письму уточняются особенности организации пункта проведения ЕГЭ для участников ЕГЭ с различными заболеваниями.

Дисграфия только в том случае станет тяжелым нарушением письменной речи, если ребенок обучается по общеобразовательной программе, но не в общеобразовательной школе, а в школе или в классе пятого вида для детей с ТНР (тяжелыми нарушениями речи). Такой ребёнок от ЕГЭ не освобождается, но сдавать экзамен будет в более комфортных условиях.

Чтобы не пугать родителей, поясню, что в таких школах дети усваивают общеобразовательную программу и получают аттестат установленного образца. Различие состоит в том, что увеличиваются сроки обучения и что детей обучает логопед, специалист, разбирающийся в проблеме ТНР. Вопрос о попадании ребенка в такую школу решает специальная комиссия. Если родителям выпадает возможность обучать ребенка в такой школе или речевом детском саду, советую этого не бояться, а рассмотреть все предоставившиеся возможности. Только там ребенок получит специализированную помощь, будут созданы комфортные условия для обучения, отпадет необходимость в дополнительных занятиях во внеурочное время.

Юлия Фишман:

То есть если у ребенка дисграфия, и он обучается на общих основаниях, то и ОГЭ и ЕГЭ он сдает по общим правилам, без поблажек?

Ольга Елецкая:

Да, дисграфики из обычных школ не могут рассчитывать даже на справку, все льготы даются только на основании медико-психолого-педагогической комиссии. ЕГЭ такой ребенок будет сдавать на общих основаниях.

Юлия Фишман:

Ребенок доучился до седьмого, восьмого класса, а проблемы дисграфии все еще остались, можно ли помочь такому ребенку, или время уже утрачено?

Ольга Елецкая:

Помочь никогда не поздно. Скажу только, что навык письма проще исправлять, когда он находится в стадии становления. Формирование навыков происходит лет до 11-12. И еще многое зависит от личности ребенка. Если для него правильное письмо является не просто способом сдать экзамены, а имеет важное, познавательное значение, то коррекция пойдет быстрее. Если ребенок на занятии с логопедом работает только потому, что он формально подчинился давлению взрослых, то помочь в такой ситуации очень сложно. Приобретенный навык необходимо применить на разных уроках, в разных видах деятельности: на письме под диктовку, в самостоятельной работе. У многих наших детей-дисграфиков и дизорфографиков волевая сфера не развита, мотивация не сформирована, поэтому все усилия по устранению проблемы остаются тщетными. К нам часто приходят активные мамы с флегматичными мальчиками-девятиклассниками. Мальчик сидит, пишет, потому что пока подчиняется двум взрослым, но видно, что заниматься не собирается.

Юлия Фишман (вопрос с форума):

Сыну почти 12 лет. В детстве ММД, не подтвержденное объективными исследованиями.
Позднее начало речи, много занимались с логопедами и сами. К 6 годам вышел в норму и пошел в школу (у нас школа с 6 лет).
Левша. Но стал копировать друзей и в 6 лет начал писать правой рукой.
С учебой особых проблем не было, если не брать языки. Масса проблем в письме, иностранные языки очень тяжело и плохо даются.
На данный момент пишет ужасно: зная все правила, даже не пытается их искать при письме в словах. Один и тот же диктант, если писать его 3-4 раза подряд, напишет с разными ошибками, но все равно на 2.
Пробовали заниматься сами, с репетиторами – никаких результатов. Пробовали по книжкам Ахременковой – никакой динамики. Один и тот же урок, написанный на следующий день, дает аховое количество ошибок.
Масса ошибок при списывании: пропуски букв, замена, перестановка.
Мы отчаялись. Что делать – не знаем. Учительница разводит руками – она тоже не понимает, как быть. Подскажите, пожалуйста, чем можно помочь ребенку. Он хочет писать лучше, но не получается. Делали тест Тулуз-Пьерона - скорость получается высокая, за счет этого количество ошибок компенсируется, но если смотреть внимательно, то на каждой строчке пробы 4-6 ошибок. Это очень много.
Найти очно нейропсихолога или кого-то, кто берется помочь, не смогли.
Очень ждем вашу подсказку.

84.jpg

Ольга Елецкая:

По примеру письма, присланного к этому вопросу, я не могу сказать, что у ребенка дисграфия, типичных ошибок практически нет.

Юлия Фишман (вопрос с форума):

Еще один пример письменной речи комментарий к нему.

Дочке 6 лет 9 месяцев, левша. Учится читать с 4 лет: начали учиться тогда, когда появился устойчивый интерес, классическое протописьмо и т.п. Пробовали, отступались, снова пробовали и т.п. Учились читать по Зайцеву, просто магнитные буквы, но все равно вернулись к Зайцеву. Результаты реальные появились только после 6 лет. До сих пор читает по слогам большинство слов. Очень устает от чтения. То есть буквально после 3-5 минут чтения ей нужен отдых. Внимание тут же уходит, если продолжает читать без перерыва – появляется масса ошибок. Сейчас скорость чтения – 20 слов в минуту. Но целиком прочитанных слов очень мало. Что с ребенком? (целиком письмо мамы можно прочитать на форуме, под материалом).

86.jpg

Ольга Елецкая:

Эту девочку я могу похвалить, а маму поругать, пусть не обижается. Ребенок сидит, рисует, пишет, понимает, читает – все в норме для шестилетнего ребенка. Орфографические ошибки типичны для данного возраста, ведь правила изучают в школе. Листок с образцом почерка как раз демонстрирует готовность ребенка к школе.

ИринаС:

Внук в три года начал почти одновременно говорить и читать. Набирает в Ворде небольшие предложения. И теперь в обычной речи говорит по слогам, орфографически, т.е. так, как надо написать. Получается, будто он заикается. Стоит ли это исправлять?

Ольга Елецкая:

Могу сказать только, что так говорить по слогам не вполне правильно, не вполне нормально. Возможно, на это повлияло очень быстрое развитие речи, «языковой взрыв», что и привело к речи по слогам. Советую такого ребенка в обязательном порядке показать специалисту, грамотному логопеду, неврологу или психоневрологу. 

Юлия Федченко:

У сына, 3 класс, 6 пар согласных, которые он путает и 2-3 пары гласных. Максимальные проявления бывают при сильном волнении. Наиболее часто путает з-ж, ч-ц, ш-щ. Стали больше писать и чаще стал путать ю-я. Как заниматься в этом случае, чему больше уделять внимание?

Ольга Елецкая:

Это дисграфия на почве нарушения фонемного распознавания. В данной ситуации нарушена такая основная предпосылка, как фонематическое восприятие. Необходимо это восприятие активно развивать, корректировать дисграфию на соответствующем речевом материале; кроме того, формируем стрессоустойчивость, работаем над эмоционально-волевой сферой.

Юлия Фишман:

Прислали образец почерка из соцсети «ВКонтакте», вопроса нет.

001.jpg

 

Ольга Елецкая:

Судя по тексту, можно предположить, что в семье говорят на двух языках. Ситуация билингвизма способна повлиять на качество письменной речи. К примеру, ребенок дома говорит на одном языке, а в школе овладевает программой по русскому языку. В этом случае вся разница языковых систем может найти отражение в письменных работах. В русском языке существует дифференциальный признак твердость/мягкость согласных, а в таджикском языке этот признак не столь значим. Поэтому ошибки маркирования мягкости в письменных работах таких детей будут иметь место.

Юлия Фишман:

Еще один образец почерка и вопрос по нему прислали наши слушатели: Девочка учится в 4 классе. Можно ли говорить при такой работе о спецшколе восьмого вида?

TC4d9tkjOOk2.jpg

 

Ольга Елецкая:

С уверенностью можно сказать, что мы имеем дело с дисграфией. Неплохой почерк выдает работу родителей и учителя. Среди ошибок видим и пропуски, и нарушения маркирования границ предложения (пропуск заглавной буквы), и орфографические ошибки, и оптические ошибки (замена «а» на «о»). Я бы у этого ребенка еще проверила зрительно-пространственные функции, оптическое восприятие, языковой анализ и синтез, морфемный анализ. Есть веские основания предполагать, что пред нами классический пример дисграфии и дизорфографии. Теперь о спецшколе восьмого вида. Это школа для детей с интеллектуальной недостаточностью. Присланная родителями работа может принадлежать одинаково и умственно отсталому ребенку, и ребенку с нарушениями речи. В данной ситуации продемонстрирован только симптом. Невозможно выявить причину, не обследовав ребенка.

Юлия Фишман:

Прислали образец текста, выполненный в прописи. Работа принадлежит дошкольнику, 6 лет.

CwFJxWpVY3w.jpg

Ольга Елецкая:

Мои комментарии такие. Работа в прописи – школьная программа. Если мы говорим о формировании графо-моторных навыков в дошкольном возрасте, то в это же время кроме общей моторики надо заниматься штриховкой, обводкой письменных букв и их печатанием, раскрашиванием и рисованием. Кроме того, необходимо учить ставить руку, держать в руках ручку, учиться распределять напряжение в руке, писать не всей рукой, а пальчиками; отрабатывать позу при письме, учиться держать спину. Для работы в прописях у ребенка рука совершенно определенно не поставлена. Мы видим пример того задания, которое дано преждевременно. Ребенка похвалю за старания, а педагог поступил непрофессионально. Это верный путь испортить ребенку почерк и получить много разных ошибок и дидактогенную дисграфию.

Евгения (вопрос из чата):

Интересно, кто должен помогать ребенку с дисграфией - логопед, психолог, нейропсихолог? И чем могут помочь лекарственные препараты?

Ольга Елецкая:

Если у ребенка дисграфия, то помогает обычно логопед. Если кроме речевого, первичного дефекта есть проблемы с эмоционально-волевой сферой, с мотивацией, существует страх письма, то необходимо привлечь психолога. Если имеем проблемы, связанные с вторичными расстройствами, то есть с дисграфией в структуре какого-то другого дефекта, вполне возможно, что поможет нейропсихолог. Лекарственные препараты помогают. Рекомендовать их я по понятным причинам не могу. Скажу только, что дисграфия – следствие особой работы мозга. Существуют препараты, которые помогают активизировать, структурировать деятельность мозга, помогают дозреть определенным структурам. Но ребенок с дисграфией не станет лучше писать, если его просто полечить, в любом случае требуется консультация логопеда.

Булатова Татьяна (вопрос из чата):

Как понять учителю русского языка, насколько эффективно работает логопед: есть ли в работе логопеда временные рамки, которые говорят, что проблема с нарушением речи компенсируется?

Ольга Елецкая:

Для логопеда в школьных логопунктах нет и не может быть утвержденной единой программы. Каждый логопед под свой контингент пишет свою программу. Как правило, логопедическая коррекция занимает не меньше года, но чаще два и три года. Педагог в школе прогресс в развитии письменной речи у ребенка может оценить только по косвенным признакам: улучшился почерк, стало меньше ошибок. Логопеды, как и врачи, бывают разные, советую родителям полагаться на свою интуицию, искать хорошего специалиста.

К Алиса (вопрос из чата):

В интернете предлагают избавиться от дисграфии и дислексии за 5 дней(!) Что это, правда?

Ольга Елецкая:

К сожалению, так не бывает. Речевые нарушения за пять дней не исправляются.

Евгения (вопрос из чата):

А если устная речь развита и началась очень рано, а с письменной речью возникают большие трудности?

Ольга Елецкая:

Так бывает. В начале лекции я говорила, что бывают неречевые дисграфия и дизорфография. Часто дети пишут плохо, потому что у них не сформирована структура учебной деятельности. Это, как правило, темпераментные, активные дети; холерики, дети с синдромом нарушения внимания, а иногда дети заторможенные, не способные работать в одном ритме с классом. В любом случае, надо обследовать ребенка.

К Алиса:

Хотелось бы услышать о детях с дисграфией, осложненной ЗПР. Прогноз, длительность коррекции.

Ольга Елецкая:

Коррекция у таких детей будет подразумевать и развитие высших психических функций: мыслительных операций, внимания, памяти, восприятия. Кроме того, что сама коррекция будет дольше длиться, она будет осложнена за счет включения в коррекционную работу развития поведенческих предпосылок. По этой теме рекомендую почитать книгу Логиновой Е.А. «Нарушение навыка письма у детей с задержкой психического развития», можно ее найти и в интернете.

Копейко Светлана (вопрос из чата):

Ученику рекомендована школа 7 вида обучения, но мама отказалась отправлять ребёнка. Диктанты, разумеется, не может писать. Что посоветуете?

Ольга Елецкая:

Если речь идет о преподавателе, то он должен понимать, что родители имеют право учить ребенка в той школе, в которой хотят. В данной ситуации педагог обязан учить того, кто к нему пришел на урок, изучать по данному вопросу специальную литературу, повышать самостоятельно квалификацию и применять эти знания для коррекции дефекта этого ребенка. Информацию для родителей о несомненной пользе коррекционной школы седьмого вида я давала ранее.

Булатова Татьяна (вопрос из чата):

Недописанные элементы букв: симптом чего?

Ольга Елецкая:

Недописанные элементы букв – симптом оптической дисграфии, связанной с особенностями зрительно-пространственного восприятия, пространственных представлений.

Хрущева Татьяна (вопрос из чата):

А что делать, если диктанты ребенок пишет более или менее нормально - после долгой коррекции. Но сочинения - при прекрасном содержании - пишет с бесконечным количеством ошибок. Обычная оценка за сочинения 5/2.

Ольга Елецкая:

Значит, ребенок уже натренировался писать диктанты. Напоминаю, что существуют разные виды письменной деятельности: диктанты, изложения, сочинения, списывание. Написание сочинения требует подключения еще большего количества компонентов в структуру реализации этого вида деятельности; замысел сочинения, который необходимо реализовать, отвлекает от технической стороны письма, поэтому в тексте остаются орфографические ошибки. То, что ребенок научился грамотно списывать, является поводом для оптимизма. Значит, и с остальными трудностями письменной речи он справится.

Анастасия (вопрос из чата):

Хотелось бы узнать про профилактику ДИЗОРФОграфии (а не дисграфии) у учеников 3-4 классов.

Ольга Елецкая:

Профилактика такая же, как и при дисграфии: развитие устной речи, развитие когнитивных компонентов, формирование памяти, внимания, работа с орфографическим материалом (умение действовать по алгоритму), формирование учебной деятельности (целеполагание, мотивация, разбиение на этапы, реализация) и итоговый контроль всей своей деятельности. С точки зрения речи, сюда еще добавляется морфемный, морфологический и словообразовательный анализ.

Ласточкина Виктория (вопрос из чата):

Вопрос про дислексию: девочка 7 лет, заканчивает 1 класс, читает с 5 лет слогово. И до сих пор со слогового чтения не сдвинулась. Техника чтения - 10 слов в минуту. При чтении жалуется на "вату в голове". Читает регулярно, ежедневно по полстраницы (больше физически не может). При этом письмо отличное, почерк образцово-показательный, память феноменальная (запоминает до 30 минут устной речи). Это вид дислексии?

Ольга Елецкая:

Возможно, это вид дислексии, возможно, ситуация гораздо сложнее. Я бы рекомендовала сходить на консультацию к врачу психоневрологу.

Зотова Зоя (вопрос из чата):

Почему операция Кесарево сечение у матери является предпосылкой попадания ребёнка в группу риска?

Ольга Елецкая:

Потому что это полостная операция, которая делается под наркозом. Существует опасность подпадания ребенка под действие наркоза. Ребенка достают через небольшой разрез практически на ощупь. В этот момент могут возникнуть разнообразные родовые травмы. Кесарево сечение делается по определенным показаниям: неблагополучное течение беременности, осложнения во время родов. В данной ситуации кесарево сечение является не причиной, а следствием неблагополучного начала.

Папулина Ольга (вопрос из чата):

Ребёнок пишет грамотно, но часто пропускает разделительный мягкий знак. Правило знает. Это логопедическая проблема или орфографическая?

Ольга Елецкая:

Если только мягкий знак, то проблемы нет, пусть лучше выучит правило. Дизорфографией это сложно назвать.

Пустовойт Евгения (вопрос из чата):

Мальчику 8 лет. Когда читает, повторяет постоянно последний слог в словах (Собака-ка пошла-ла гулять). Скажите, что это?

Ольга Елецкая:

Сложно ответить, не видя ребенка. Есть несколько предположений, но нет смысла в данном случае строить версии.

Протасова Юлия (вопрос из чата):

Можно ли брать билингвов на занятия? Нам не разрешают.

Ольга Елецкая:

Брать билингвов на занятия можно, только необходимо аргументировать то, что у ребенка есть нарушения в письменной речи.

Евгения (вопрос из чата):

А как сделать так, чтобы не было напряжения в руке при письме? У нас в 11 лет - до сих пор...

Ольга Елецкая:

По этому поводу советую открыть уже озвученную мной книгу Мисаренко Г.Г., третья глава. Там приведена целая серия авторских приемов.

Занузда Татьяна (вопрос из чата):

Если ребёнок путает при письме буквы ш и щ, что необходимо делать, какие упражнения проводить?

Ольга Елецкая:

По данному вопросу отсылаю вас логопедическим пособиям Садовникова, Ефименкова, Ястребова, касающееся дифференциации букв у детей с акустической дисграфией. Развиваем фонематическое восприятие, учимся эти звуки дифференцировать в устной речи, затем в письменных работах.

Юлия Фишман:

Спасибо вам за лекцию, спасибо за то, что смогли уделить нам так много времени.

Ольга Елецкая: Спасибо всем, кто нас сегодня слушал и принимал участие в беседе. До новых встреч.

 Вы можете посмотреть и скачать презентацию.



Возврат к списку


Это нравится:1Да/0Нет
ИринаС
Внук в три года начал почти одновременно говорить и читать. Набирает в ворде небольшие предложения. И теперь в обычной речи говорит по слогам, орфографически, т.е. так, как надо написать. Получается, будто он заикается. Стоит ли это исправлять?
Это нравится:1Да/0Нет
Организатор Иванов
Выявил у ученика 15 лет дисграфию, послал парня к логопедам в поликлинику с диктантом, в котором обвёл случаи пропуска и замены букв. А там ему сказали, что репетитор ошибся, что всё нормально. Придётся справляться с проблемой самому. В таком возрасте ребята вообще поддаются коррекции?
Это нравится:2Да/0Нет
Юлия Федченко
У сына, 3 класс, 6 пар согласных, которые он путает и 2-3 пары гласных. Максимальные проявления бывают при сильном волнении. Наиболее часто путает з-ж, ч-ц, ш-щ. Стали больше писать и чаще стал путать ю-я. Как заниматься в этом случае, чему больше уделять внимание?
Это нравится:0Да/0Нет
Юлия Фишман
Пришел вопрос по электронной почте.

Сыну почти 12 лет. В детстве ммд, не подтвержденное объективными исследованиями.
Позднее начало речи, много занимались с логопедами и сами. К 6 годам вышел в норму и пошел в школу ( у нас школа с 6 лет).
Левша. Но, стал копировать друзей и в 6 лет начал писать правой рукой.
С учебой особых проблем не было, если не брать языки. Масса проблем в письме, иностранные языки очень тяжело и плохо даются.
На данный момент пишет ужасно: зная все правила, даже не пытается их искать при письме в словах. Один и тот же диктант, если писать его 3-4 раза подряд, напишет с разными ошибками, но все равно на 2.
Пробовали заниматься сами, с репетиторами – никаких результатов. Пробовали по книжкам Ахременковой – никакой динамики. Один и тот же урок, написанный на следующий день, дает аховое количество ошибок.
Масса ошибок при списывании: пропуски букв, замена, перестановка.
Мы отчаялись. Что делать – не знаем. Учительница разводит руками – она тоже не понимает, как быть.
Подскажите,  пожалуйста,  чем  можно  помочь  ребенку. Он хочет писать
лучше,   но  не  получается.  Делали  тест  Тулуз-Пьерона  -  скорость
получается высокая, за счет этого количество ошибок компенсируется, но
если  смотреть внимательно, то на каждой строчке пробы 4-6 ошибок. Это
очень много.

Найти  очно нейропсихолога или кого-то, кто берется помочь, не смогли.
(Минск, Беларусь)
Очень ждем вашу подсказку
Это нравится:0Да/0Нет
Юлия Фишман
Ещё вопрос, пришедший на почту сайта.

Дочке 6 лет 9 месяцев, левша. Учится читать с 4 лет: начали учиться тогда, когда появился устойчивый интерес, классическое протописьмо и т.п. Пробовали, отступались, снова пробовали и т.п. Учились читать по Зайцеву, просто магнитные буквы, но все равно вернулись к Зайцеву. Результаты реальные появились только после 6 лет. До сих пор читает по слогам большинство слов. Очень устает от чтения. То есть буквально после 3-5 минут чтения ей нужен отдых. Внимание тут же уходит, если продолжает читать без перерыва – появляется масса ошибок. Сейчас скорость чтения – 20 слов в минуту. Но целиком прочитанных слов очень мало.
Проверяли ее на ммд – нет, норма. Занимаемся речью с рождения, потому что знали, что ребенок в «группе риска» - родилась с обвитием, из-за высокого билирубина попала в реанимацию. Неврологи проблем не видят. Из логопедии пока нет звука Р, мы продолжаем работать. Общий уровень развития речи в норме.
Делаем упражнения для установления связей между полушариями по Сиротюку и т.п. регулярно. К сожалению, найти нейропсихолога с опытом, для очной консультации, не смогли. А вот самостоятельная диагностика сформированности сукцессивных функций по Корневу показала граничный результат: т.е. и не норма, и не паталогия, вроде бы. Но совершенно точно, что временные понятия, последовательности – все это вот только-только начинает укладываться в восприятии, хотя мы пытаемся говорить и играть в это по возрастной норме с 4 лет.
Буквы на письме зеркалит. Начинала писать полностью без гласных, сейчас уже более -менее. Йотовые гласные пишет через й: йаблоко, зайац и т.п.
Часто при чтении допускает такие ошибки:
- путает буквы Е и И (буквы прорабатаывали через все сенсорные ощущения)
- путает глухие – звонкие: Д и Т, Б и П
- путает твердые мягкие Л и Ль, часто Я читает как А
- переставляет буквы
Большая проблема – сливание предлогов со словами и наоборот – отделение приставки от слова: накрыльце, вы шел.
Делали несколько экспериментов
- в зеркале ребенок читал легче и быстрее, чем просто с листа
- когда открыт только один правый глаз, техника чтения чуть выше средней, нет ошибок
- когда открыт был только один левый глаз, сразу вообще не смогла читать, потом начала читать со всеми «классическими» ошибками, очень медленно, с большими затруднениями.

Собственно, вопрос первый
- что с ребенком?
А самое главное:
- Что нам делать? Что мы, как родители, можем сделать для нее, чтобы помочь ей? С сентября в школу. Я понимаю, что там нет и не будет спецов, которые смогут не только помочь, но даже просто разобраться в проблеме. Я понимаю, что это наша работа и ответственность – помогать ей. И мы готовы к этому. Но я не знаю, как это сделать эффективно.
- Есть ли шанс помочь ребенку писать правильно?
- Какого учителя искать? Сейчас мы ищем учителя, к которому пойдет ребенок. На что обратить внимание в первую очередь?

К письму приложены фотографии с образцом письма девочки. Мы рассмотрим их на вебинаре.
Это нравится:0Да/0Нет
Юлия Фишман
Ответы на все вопросы были даны в ходе встречи 27 марта. Смотрите запись. Вы можете продолжать задавать вопросы Ольге Вячеславовне. На новые вопросы она ответит на форуме.
Это нравится:0Да/0Нет
Светлана Иванова
Здравствуйте! Как посмотреть запись?
Это нравится:0Да/0Нет
Анна
Юлия, здравствуйте, очень ждем запись вебинара. Она же на этой странице появится?
Это нравится:0Да/0Нет
Юлия Фишман
Запись монтируем. Появится на этой странице.
Это нравится:1Да/0Нет
Александра Коровина
Гениальная Ольга Елецкая! Спасибо за содержательную лекцию, много нового для себя открыла. ОЧЕНЬ сильно зауважала профессию логопеда. Преклоняюсь перед профессионализмом. Спасибо автору сайта за то, что приглашает таких специалистов!