Запомни!

Пиши с одной Н:
прощёное воскресенье, непрошеный гость, незваный гость, гостиный, гостинец, гостиница, гостиная, златокованый, посажёный отец, названый брат, ветреный, конченый человек, приданое, мудрёный, ряженый, смышлёный, юный, румяный, пьяный, пряный, бешеный, рдяный, рьяный, свиной, жёваный, кованый, клёваный, вареник, драник, труженик, мученик, труженица, мученица, серебряник, бессребреник, масленица, костяника, пудреница, ольшаник, путаница, торфяник, длина, истина.

На главную страницуПользователиАлександр ЛебедевАлександр Лебедев (Все сообщения пользователя)
Начав общение на форуме, вы автоматически соглашаетесь с договором оферты и Правилами форума.

Прямо сейчас идут следующие вебинары

Вебинар Ведущий Начало (мск.) Количество Участников Доступ
Подготовка к ЕГЭ по литературе. Работа с КИМами. А.П. Чехов. "Вишнёвый сад". Часть 217:10купить


Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 
(1)Отчего у нас все лгут, все до единого? (2)С недавнего времени меня вдруг осенила мысль, что у нас в России, в классах интеллигентных, даже совсем и не может быть нелгущего человека. (З)Это именно потому, что у нас могут лгать даже совершенно честные люди... (4)У нас в огромном большинстве лгут из гостеприимства. (5)Хочется произвести на слушателя эстетическое впечатление, доставить ему удовольствие, ну и лгут, даже, так сказать, жертвуя собою слушателю.
(б)Пусть припомнит кто угодно - не случалось ли ему раз двадцать прибавить, например, число вёрст, которое проскакали в час времени вёзшие его тогда-то лошади, если только это нужно было для усиления радостного впечатления в слушателе. (7) И не обрадовался ли действительно слушатель до того, что тотчас же стал уверять вас, что одна знакомая ему тройка на пари обогнала железную дорогу, и т.д., и т.д.
(8)Не рассказывали ли вы о своей болезни таких чудес, что хотя, конечно, и поверили сами себе с половины рассказа (ибо с половины рассказа всегда сам себе начинаешь верить), но, однако, ложась на ночь спать и с удовольствием вспоминая, как приятно поражён был ваш слушатель, вы вдруг остановились и невольно проговорили: «Э, как я врал!» (9)Впрочем, пример этот слаб, ибо нет ничего приятнее, чем говорить о своей болезни, если только найдётся слушатель; а заговорить, так уж невозможно не лгать; это даже лечит больного.
(10)Но, возвратясь из-за границы, не рассказывали ли вы о тысяче вещей, которые видели «своими глазами», впрочем, и этот пример я беру назад: не прибавлять о «загранице» возвратившемуся оттуда русскому человеку нельзя; иначе незачем было бы туда ездить...
(11)Позвольте, не передавали ли вы анекдота, будто бы с вами случившегося, тому же самому лицу, которое вам же его про себя и рассказывало? (12)Однако что случается: чуть только солжёт человек, и удачно, то так это полюбится, что и включает он анекдот в число несомненных фактов своей собственной жизни; и действует совершенно совестливо, потому что сам вполне тому верит; да и неестественно было бы иногда не поверить...
(13)Деликатная взаимность вранья есть почти первое условие русского общества — всех русских собраний, вечеров, клубов, учёных обществ.
(По Ф.М. Достоевскому)

Сочинение.

Почему русские люди повсеместно лгут? В чем проявляется это вранье? Ответы на эти вопросы кроются в отрывке из текста русского писателя Ф. М. Достоевского.
  Раскрывая проблему вранья в России, автор приводит множестве примеров из жизни. Вот человек рассказывает чудеса о своей болезни и вскоре сам начинает в них верить,  пересказывает будто бы с ним случившийся анекдот, удачно приукрашивая некоторые факты, и уже включает его в число несомненных событий его собственной жизни. Можно приводить еще много примеров. Ф. М. Достоевский приходит к выводу, что вранье - первое условие русского общества.
   Автор также говорит и о причинах этого вранья. По его мнению, "лгут из гостеприимства. Хочется произвести на слушателя эстетическое впечатление, доставить ему удовольствие". Действительно, перевирая некоторые моменты, приукрашивая их, рассказчик начинает говорить более эмоционально, что способствует проявлению заинтересованности со стороны слушающего.
   Позиция Ф. М. Достоевского такова: русским людям свойственно приукрашать даже сущий пустяк, на обмане общество держится испокон веков.
   Трудно не согласиться с автором, уверен, что в нашей стране вряд ли найдется человек, не желавший произвести на собеседника массу неизгладимых впечатлений посредством преувеличения. Приведу пример из русской литературы. Павел Иванович Чичиков, герой поэмы "Мертвые души", при разговоре с Ноздревым выдумывает, что собирается жениться, чтобы купить как можно больше умерших крестьян.
   Таким образом, все русское общество подвержено в большей или меньшей степени вранью, для каждого из нас очень важно произвести приятное впечатление на собеседника, чтобы потом невольно вспоминать: "Э! Как я врал!".
[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 

Это было красивое утро…

Утреннее море. Синее и спокойное. Первые дни, как я приехал в детский санаторий Совет-Квадже на Черном море. Услышали гул самолетов… Я нырнул в волны, но и там, под водой, был слышен этот гул. Мы не испугались, а начали играть «в войну», не подозревая, что где-то уже идет война. Не игра, не военные учения, а война.

Через несколько дней нас отправили по домам. Я – в Ростов. На город уже падали первые бомбы. Все готовились к уличным боям: рыли щели, строили баррикады. Учились стрелять А мы, дети, сторожили ящики, в которые складывали бутылки с зажигательной смесью, подвозили песок и воду на случай пожара.
Все школы превратились в госпитали. В нашей семидесятой школе размещался армейский полевой госпиталь для легкораненых. Туда направили маму. Ей разрешали и меня брать с собой, чтобы не оставался один дома. А когда отступали – куда ехал госпиталь, туда ехали и мы.
После очередной бомбежки запомнил груду книг среди разбитого камня, подобрал одну, она называлась «Жизнь животных». Большая, с красивыми картинками. Всю ночь не спал, читал и не мог оторваться… Помню, что военные книжки я не взял, читать о войне уже не хотелось. А вот о животных, о птицах…
В ноябре сорок второго… Начальник госпиталя приказал выдать мне форму, правда, ее пришлось срочно перешивать. А сапоги на меня не могли найти целый месяц. Так я стал воспитанником госпиталя. Солдатом. Что делал? Одни бинты могли свести с ума. Их всегда не хватало. Приходилось стирать, сушить, скручивать. Попробуйте скрутить тысячу штук в день! А я наловчился еще быстрее взрослых. Ловко получилась и первая самокрутка… В день моего двенадцатилетия старшина с улыбкой вручил мне пачку махорки, как полноправному бойцу. Покуривал. Тихонько от мамы. Воображал, конечно. Ну… и страшно… Я с трудом к крови привык. Боялся обожженных. С черными лицами…

Когда разбомбили вагоны с солью и парафином, и то и другое в дело пошло. Соль – поварам, парафин – мне. Пришлось овладеть специальностью, не предусмотренной никакими воинскими списками – делал свечи. Это похуже бинтов! Моя задача – следить, чтобы свечи долго горели, ими пользовались, когда не было электричества. Врачи не прекращали операции ни под бомбежкой, ни под обстрелом. Ночью только закрывали окна. Завешивали простынями. Одеялами.
Мама плакала, а я все равно мечтал сбежать на фронт. В то, что меня могут убить, не верил. Послали однажды за хлебом… Чуть проехали, начался артобстрел. Били из минометов. Сержанта убило, возницу убило, меня контузило. Потерял речь, а когда через какое-то время заговорил, все равно осталось заикание. Оно и сейчас у меня есть. Все удивлялись, что я остался живой, а у меня было другое чувство – разве меня могут убить? Как это меня могут убить? Проехали мы с госпиталем всю Беларусь, Польшу… Я выучил польские слова…

В Варшаве… Среди раненых оказался чех – тромбонист Пражской оперы. Начальник госпиталя обрадовался ему и, когда тот пошел на поправку, попросил пройти по палатам, поискать музыкантов. Оркестр получился отличный. Меня научили играть на альте, на гитаре научился уже сам. Мы играли, а солдаты плакали. Играли мы веселые песни…

Так доехали до Германии…
В разбитом немецком поселке увидел: детский велосипед валяется. Обрадовался. Сел и поехал. Хорошо так идет! Я за войну ни одной детской вещи не видел. Забыл, что они где-то есть. Детские игрушки…

(С. А. Алексиевич)


Сочинение.

Существует ли на войне такое понятие, как детство? Ответ на этот вопрос кроется в отрывке из текста писательницы С. А. Алексиевич.
   Раскрывая данную проблему, автор ведет повествование от лица мальчика, детство которого пришлось на годы Великой Отечественной войны. Жизнь у мальчика была совсем непростая: ребенку, которому вот-вот исполнилось двенадцать, приходится стирать, сушить и скручивать тысячи бинтов день, делать свечи, видеть обожженных и окровавленных солдат. Ко всему этому, несмотря на свой возраст, ребенок относился с пониманием. У детей на войне действительно детство, в привычном нам понимании, проходило очень быстро, а у некоторых ребят его и вовсе не было.
   Однажды мальчик нашел после бомбежки среди разбитого камня книгу "Жизнь животных". Его она очень заинтересовала: "Большая, с красивыми картинками. Всю ночь  не спал, читал и не мог оторваться. ...читать о войне уже не хотелось. А вот о животных, о птицах..." . Это говорит о том, что ребенок остается ребенком даже на войне. Эту мысль также подтверждает и радость увидеть детский велосипед. Мальчик забыл, что существуют детские игрушки, но с увлечением и присущим ребенку энтузиазмом решает прокатиться на велосипеде.
  Хоть автор и не высказывает своей позиции по поводу такого, каждый понимает, что хочет донести до читателя С. А. Алексиевич: дети на войне рано взрослеют и лишаются всех атрибутов детства, становясь полноценными солдатами, защитниками Отечества и с мужеством перенося все тяготы войны.
  Трудно не согласиться с автором. На войне не существует ни слова детство, ни игрушек, ни "тихого часа" днем и прочих атрибутов ребячества. На войне свои законы. У всех детей во время Второй Мировой войны было тяжелое детство, но ребятам из Блокадного Ленинграда приходилось особенно трудно: они тушили пожары в городе, носили воду из прорубей на Неве, стояли в очередях за хлебом и все это в условиях голода и холода. Чего только стоит история Тани Савичевой: "Умерли все. Осталась одна Таня".
  Нет ничего страшнее войны. На войне нет места привычной нам жизни, в том числе и детства. Войне чуждо все то, чем дорожат люди, но отнимает она всегда самое ценное.
Изменено: Александр Лебедев - 12.05.2019 14:16:12
[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 

Чистая детская наивность, инстинктивное желание добра и справедливости сопровождает нас, когда мы углубляемся в дебри невымышленной жизни, в которой добро и припаздывает, и ошибается адресом, а в некоторых случаях просто не является, будто позабыв о своей обязанности расправляться со злом.

Но детство сопровождает нас не так долго, как хотелось бы. И постепенно наивность превращается в ограниченность, а святое желание справедливости – в обыкновенную нравственную самооборону, когда человек походит уже не на малого ребёнка, а на взрослого страуса. И хочется ему, чтобы всё на свете было хорошо при помощи того, что голова кладётся под крыло и думает о совершенстве, закрыв глаза. И хочется, чтобы ничего не происходило такого, на что нужно тратить душу, нервы, сердце.

Так вот для тех, кто не хочет нравственных затрат, существует и соответствующая литература. Там всё на месте. Там зло маленькое, как муха, а добро большущее, как лист липучки. И с самого начала муха вязнет в этом листе, и с первой строчки ей хана. Там зло глупое, как пень, а добро умное, как лисица. А лисица любой пень обдурит.

Бывают книги, наполненные подобием страстей, подобием борьбы, подобием любви. Подобие борьбы приводит к подобию победы, и кажется, будто всё это – настоящее.

Но мы умеем читать. Мы понимаем, что чтение – это не просто составление слов из букв, это – удивительное дело, которое делает читающего соучастником событий и тайн, действий и чувств.

Есть книги, которые нам известны ещё до того, как мы их прочтём. Мы знаем, чем они начинаются и каков их конец. Но мы проникаем в эти книги всякий раз как первопроходцы. Они ведут нас по своим странным дорогам – знакомым и всё-таки незнакомым, и приводят к своим тайнам, известным нас с детства. Мы проходим их прилежно и послушно. Но каждый раз мы видим подробности этих дорого по-новому.

И чем меньше мы тратим себя на этих дорогах – тем меньше видим.

Добро всегда побеждает зло, и никому ещё это не надоедало. Но добро – не липучка для мухи. Добро – это то чувство, которое вызывает у нас книга. Мы оплакиваем героя, и это – добро. Мы хохочем над глупостью, и это – тоже добро. Мы сочувствуем неудачнику, презирая негодяя, симпатизируя простодушию, - и всё это добро, которое побеждает зло.

Книги – как люди. Их нужно понимать, принимать или остерегаться.

Но мы умеем читать. Мы умеем тратить себя на дорогах книг.

Мне кажется, книги делают за нас то, что не сделали мы потому, что не сумели. Они видят то, что увидели бы мы сами, если бы были внимательнее.

Мы не бережём себя – ни над драмой, ни над весёлой историей потом, что книга – это жизнь, а жить, не тратясь, нельзя. Это и есть – добро, которое, бывает, припаздывает в книгах, как и в жизни, но никогда не опаздывает в нашем сердце…
 ( Л. Лиходеев)

Сочинение.

Почему важно читать книги? Именно такой вопрос поднимает Л. Лиходеев в тексте.
   Чтобы доказать полезность чтения, автор приводит несколько аргументов. Л. Лиходеев обращает внимание на то, что именно книги вызывают в человеке такое чувство, как добро. Мы смеемся над глупостью героев, сочувствуем и симпатизируем им - все это проявление светлого чувства. Автор хочет донести до нас мысль, что, читая книги человек становится чище, добрее.

 Помимо этого, Л. Лиходеев также отмечает, что чтение - это "удивительное дело, которое делает читающего соучастником событий и тайн, действий и чувств". Действительно, читая роман или рассказ, мы как будто попадаем в параллельную реальность, становимся участниками происходящих на страницах книги событий и задумываемся, как бы поступили, если бы были на месте героев, тем самым расширяя кругозор и проводя самоанализ. Кроме того, открывая книгу повторно, мы будем находить все новые и новые смыслы и детали, которых раньше не замечали: "мы проникает в эти книги всякий раз как первопроходцы". Это правда, можно просто перечитать сказку, которую читали в детстве, и найти в ней скрытые смыслы, переосмвслить поступки героев.

Оба примера, дополняя друг друга, позволяют понять ход мыслей автора в процессе рассмотрения поставленного вопроса. С помощью них Л. Лиходеев показывает, как влияет чтение на формирование и развитие личности.

     Автор стремится донести до читателя мысль о том, что чтение положительно влияет как на формирование умственных способностей, так и развитие душевных качеств.
      Я разделяю точку зрения Л. Лиходеева, и также убежден, что чтение сочетает в себе процесс получения знаний и процесс формирования духовного мира человека. Я недавно прочитал произведение Э. М. Ремарка " На Западном фронте без перемен", которое натолкнуло меня на новые мысли о влиянии войны на человека, позволило узнать о чувствах подростков, у которых война украла самое ценное - юность. Таким образом, книги, пожалуй, лучший способ самообразования и самопознания.

      В заключении всего вышесказанного еще раз подчеркну: чтение книг играет важную роль в жизни людей, это один из ключевых путей формирования личности.

Изменено: Александр Лебедев - 12.05.2019 14:07:52
Страницы: 1