Запомни!

Отглагольные существительные с Ё после шипящих (походные слова):
ночёвка, корчёвка, тушёнка, сгущёнка, копчёность, размежёвка, напряжёнка, печёнка (картошка), напряжённость, протяжённость, обречённость, смущённость, упрощённость, раскрепощённость, завершённость, истощённость, отрешённость.

На главную страницуПользователиДарья СмирноваДарья Смирнова (Все сообщения пользователя)
Начав общение на форуме, вы автоматически соглашаетесь с договором оферты и Правилами форума.
Эти вебинары идут прямо сейчас
Вебинар Ведущий Начало (мск.) Количество Участников Доступ
6 класс (11 часть). В. К. Железников "Чучело"17:00купить
Задание 4. Алгоритм синтаксического анализа словосочетания.16.00купить


Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 

Добрый день!

ИСХОДНЫЙ ТЕКСТ

Почти невозможно было представить себе, что лишь неделю назад он защищал диссертацию на тему «Древнейшие сказания европейских народов». А теперь?.. Мёртвое, взрытое снарядами поле лежало перед ним, земля, на которой был посеян и взошёл хлеб, а потом сгорел и был развеян по ветру вместе с пороховым дымом, земля, на которой было сделано всё, чтобы человек не мог на ней существовать. По одну сторону этого куска земли лежали, спрятавшись за глинистыми буграми, гитлеровцы, пришедшие в чужую, далёкую страну по приказу своего фюрера, уничтожающие, сжигающие всё на своем пути. Неподалёку от них, по эту сторону мёртвого ржаного поля, лежал только один — кандидат филологических наук младший лейтенант Лев Никольский. Он был окружён и по всем правилам войны должен был положить оружие и сдаться в плен победителям. Но он не считал себя побеждённым: пулемёт ещё работал, а если бы он замолчал, в ход пошли бы винтовка и гранаты. Впрочем, он был не один. Двенадцать мёртвых товарищей, которые ещё вчера вместе с ним защищали этот голый кусок земли с одинокой берёзой, лежали вдоль траншеи. (Ю)Тринадцатый оказался живым. Это был разведчик Петя Данилов, любимец всего полка, талантливый и умный парень, писавший стихи и читавший их вслух в самые горячие минуты боя. Теперь он лежал, раненный в грудь навылет, и смотрел в небо, осеннее, но ясное, с редкими, освещёнными снизу облаками. Берёза вздрагивала от выстрелов, и жёлтые листья время от времени падали на раненого. 0дин лист упал Пете на лицо, но Петя не смахнул его, не пошевелился. В одну из редких пауз тишины Никольский подполз к Пете и, смахнув лист, взял его за руку. Ну как ты, а? Ничего, — чуть слышно ответил Петя, — дышать трудно. Послушай... — он помолчал, потом стал с трудом вынимать из кармана гимнастёрки бумаги. Тут мои стихи остались, пошли их вместе с письмом, ладно? Должно быть, не больше пяти минут он провёл с Петей, а уж немцы, воспользовавшись тем, что пулемёт замолчал, намного продвинулись к траншее. Никольский дал очередь, другую — они залегли. Потом снова стали приближаться, прячась между редкими пучками ржи, торчавшей в поле. Плохо было то, что слева, метрах в двухстах от берёзы, стояло орудие. Правда, оно стреляло не по траншее, а в глубину, туда, где на горизонте были видны тёмные, ещё дымящиеся развалины сгоревшей деревни. Но в любую минуту оно могло ударить и по траншее, которую защищало подразделение, состоящее из двенадцати убитых, одного серьёзно раненного и одного живого. Эх, подобраться бы к этому орудию! И тропка была — вот там, где за выходами взрытой бурой земли начиналось болотце с высокой травой. Но нечего было и думать! Он понимал, что немцы захватят траншею, едва только замолчит пулемёт... Никольский прислушался, и в первый раз его сердце дрогнуло, и он крепко сжал зубы, глаза, всё лицо, чтобы справиться с невольным волнением. Петя читал стихи, он бредил, но голос был ясный, звонкий: Есть улица в нашей столице, Есть домик, и в домике том Ты пятую ночь в огневице Лежишь на одре роковом... Петя читал, закрыв глаза, и каждое слово доносилось отчетливо и плавно. У него было потемневшее страшное лицо, когда, сунув в кружку с водой руку, он начал водить ею по лицу, по глазам. Потом вылил воду на голову и, тяжело опершись на Никольского, пополз к пулемёту. Есть! Иди, — сказал он, схватившись за ручки пулемёта... Пробираясь по тропке к болотцу, Никольский услышал звонкий Петин голос, читавший стихи между пулемётными очередями: Не снятся ль тебе наши встречи На улице, в жуткий мороз, Иль наши любовные речи И ласки, и ласки до слёз? Втянув голову в плечи, он мягко опустился в траву и бесшумно пополз, скорее угадывая, чем видя чуть примятую, пересекавшую болото тропинку. Он подобрался к орудию сзади и некоторое время лежал, слушая, как немцы разговаривали резкими уверенными голосами. Он ждал, когда весь расчёт соберётся возле орудия... Немцы, занявшие траншею, были захвачены врасплох, и первым снарядом из уже заряженного орудия Никольский убил сразу же человек двадцать.  За стихи, которые Петя читал между пулемётными очередями! За дымящиеся развалины сожжённой деревни! За ограбленных женщин и детей, бродящих по лесам без крова и пищи. За горе каждой семьи, за разлуку с близкими, за Аню с маленьким сыном, которых он, может быть, больше никогда не увидит... (По В. А. Каверину*) Вениамин Александрович Каверин (1902-1989) — русский советский писатель, драматург и сценарист, автор приключенческого романа «Два капитана».

СОЧИНЕНИЕ

В представленном тексте Вениамина Александровича Каверина автор размышляет над вопросом о том, когда нужно считать себя побеждённым .

Раскрывая данную тему, писателей приводит в пример младшего лейтенанта Льва Никольского, который, не считая тяжело раненого товарища по фамилии Данилов, остался один в поле, окруженном немцами. Автор отмечает, что в Никольский «по всем правилам войны должен был положить оружие и сдаться в плен победителям. Но не считал себя побежденным: пулемёт ещё работал,а если бы он замолчал, в ход пошла бы винтовка и граната.» Это показывает огромное мужество и доблесть русских солдат, для которых плен был хуже смерти: вопреки всем правилам они предпочитали бороться, пока есть хоть одна пуля в запасе.

Второй пример дополняет первый. Так, раненный в грудь навылет Петя Данилов не желает просто умирать, он хочет совершить ещё много дел во имя победы. Чтобы вырваться из окружения, он решает помочь своему товарищу Никольскому пробраться к орудию и отогнать немцев. Превозмогая нечеловеческую боль, он ползёт к оружию и дает пулеметные очереди, чтобы дать Льву незаметно захватить орудие. Это яркая иллюстрация безграничной внутренней силы человека,способной побороть даже мучительную физическую боль и довершить начатое дело, несмотря на неутешительные прогнозы.

Позиция автора не выражена прямо, но после внимательного прочтения текста становится понятно, что Вениамин Александрович считает, что бороться нужно до конца, не сдаваться, а делать все возможное, использовать все ресурсы, чтобы победить.

Я согласна с мнением автора и тоже считаю, что побеждённым себя можно считать только тогда, когда исчерпаны все возможности.

В доказательство своей позиции я хочу привести пример из истории. Как известно, русский писатель Михаил Афанасьевич Булгаков в течение нескольких лет был морфинистом. Он начинал с маленьких доз, но  в конце концов стал потреблять огромные количества вещества через короткие промежутки времени. Такая зависимость считалась неизлечимой. Несмотря на это, его жена не желала сдаваться. Чудом ей удалось вылечить его, незаметно уменьшая дозировки день это дня. Это показывает, что даже в самой безнадежной ситуации тот, кто ищет, всегда найдёт решение своей проблемы, в то время как другие будут считать, что сделать уже ничего невозможно.

Из всего вышеперечисленного мы можем сделать вывод, что в любой ситуации важно не сдаваться до конца, искать малейшие «лазейки» использовать даже самые малообещающие возможности. Только в этом случае можно преодолеть все трудности и выйти из ситуации победителем.

[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 

Доброе утро!

ИСХОДНЫЙ ТЕКСТ

1)Я думаю, что я так и не понял себя. (2)Человек — больше, чем его жизнь. (З)Иногда гораздо больше. (4)Человек состоит из упущений, неосуществлённых желаний и стремлений, возможностей. (5)То, что осуществлено, — это жизнь.

(6)Но огромная часть человека — это неосуществлённое.

(7)Толстой когда-то говорил, что есть числитель и знаменатель у человека.

(8)Числитель — это то, чем он является на самом деле, а знаменатель — это то, что он о себе воображает. (9)А я думаю, что да, это дробь, но в числителе то, что ему удалось осуществить, а в знаменателе то, что ему не удалось осуществить. (10)То есть то, чем он был. (11)В числителе то, чем он стал.

(12)У каждого человека, вероятно, есть это соотношение, когда он сам куда больше, чем его жизнь. (13)Поэтому сказать, понял он себя или нет, невозможно.

(14)Я не могу.

(15)Я мог стать и тем, и другим, и третьим. (16)Я многое потерял, не сумел, или не стал, или не захотел тогда, а потом уже не смог. (17)То есть я состою из множества несбывшихся, неосуществлённых людей. (18)И я не знаю, какой бы из них был мне важнее, дороже, какой из них добился бы большего. (19)Не знаю и не могу даже это представить себе.

(20)Поэтому я не могу ответить на вопрос: понял ли я себя? (21)Могу только сказать, что я себя во многом не понял.

(22)Я теперь не понимаю, чего я боялся, допустим, в пятидесятые годы? (23)Чего я боялся? (24)Страхи у нас многое отняли. (25)Я не понял, почему я так примитивно, и грубо, и неполно любил? (26)Теперь только я понял, как я не понимал себя.

(27)В итоге жизни получается всегда величина отрицательная, потому что, как я уже сказал, человек всегда больше, чем жизнь. (28)Возможно, есть какие-то случаи более счастливых дробей.

(29)А гении? (30)У них значения числителя и знаменателя максимально сближены? (31)Трудно сказать. (32)Обычно считается, и, наверное, не без основания, что гений успевает осуществить себя полностью. (ЗЗ)Что ему предназначено, то он и успевает сделать. (34)Возможно, это и так. (35)Но ведь есть гении, которые пережили себя. (36)Ну, допустим, Россини или Артюр Рембо. (37)Писал, писал, перестал писать, стал купцом. (38)Осуществил то, что у него было запрограммировано, программу свою гениальную, или гениевую, осуществил, а потом ушёл — и всё. (39)Есть ещё, наверное, такие примеры, я сейчас просто не помню. (40)Так что с гениями трудно.

(41)Есть у гения пророческие черты, а есть провалы и неудачи. (42)Никто этого не понимает. (43)Вот Пушкин. (44)Родился в заурядной семье. (45)Я говорю грубо, но в принципе так. (46)Его не понимали. (47)Дядя его — банальный стихотворец. (48)Почему вдруг в этой среде появляется нечто невероятное?

(49)И исчезает, не повторяясь, навсегда. (50)Что такое Моцарт? (51)Тоже появилось нечто божественное и исчезло. (52)Откуда? (53)Почему? (54)Что, сочетание генов? (55)Это беспомощное объяснение.

(56)Это очень странные вещи, но очень важные. (57)Потому что жизнь без гениев была бы неинтересной. (58)Гений — это не пример для жизни, ему нельзя следовать. (59)Таланту ещё как-то можно следовать. (60)А гению...

(61)Во-первых, нет никакого соотношения между жизнью гения и его созданиями. (62)Это никак не соотносится. (бЗ)Гений может быть шалопаем, повесой, бродягой, распутником, хамом и так далее. (64)А создаёт при этом гениальные вещи. (65)Но гений может быть и примерным человеком, педантом. (66)Гёте, например. (67)Тайный советник, благопристойный немецкий быт.

(68)Я не рискну ничего определённого сказать про гения. (69)Всё, что сделал Моцарт, это так прекрасно и так велико, что бессовестно считать, что он мог бы ещё многое написать. (70)Может быть. (71)Думается, что если бы Пушкин ещё прожил, он написал бы не одну замечательную вещь. (72)Или нет? (73)Это вещи таинственные, которых грех касаться.

По Д. А. Гранину

СОЧИНЕНИЕ

В представленном нам тексте Даниила Гранина автор затрагивает проблему понимания себя и своих поступков.

Раскрывая данную проблему, автор приводит нам в пример дробь, числитель которой выражает то, чем человек стал, а знаменатель - то, чем он на самом деле является. Гранин отмечает, что у каждого человека «знаменатель» гораздо больше, чем условный «числитель».Действительно, зачастую люди сами не осознают свои безграничные возможности и, самое главное, способности, довольствуюсь малым из-за незнания себя.

Второй пример дополняет и раскрывает первый. Даниил Александрович говорит, что человек состоит из множества несбывшихся, неосуществлённых людей. Он не представляет себе, «какой бы из них был ... важнее, дороже, какой из них добился бы большего. Из этого можно сделать вывод, что основная причина незнания себя - это непонимание своих желаний и предпочтений, того, кем человек хочет себя видеть.

Авторская позиция ясно прослеживается в тексте. Гранин считает, что «сказать, понял человек себя или нет, невозможно».

Я согласна с мнением писателя и тоже убеждена, что никто на свете так и не познал себя до конца.

В доказательство своей позиции приведу собственные размышления. Человеку, живущему в ритме современного мира, после долгого рабочего дня бывает сложно понять даже то, чем хотел бы заняться вечером. Это происходит из-за усталости от вечной спешки, непрерывной работы, погони за призрачным идеалами и желаниями. Вследствии этого человек становится эмоционально вымотанным. В таком состоянии очень легко потерять себя, свою индивидуальность,так и не узнать свои настоящие возможности и желания, не понять причины своих поступков.

Из всего вышеперечисленного мы можем сделать вывод, что люди, которые осознают свои скрытые силы и знают чего не хотят, имеют больший шанс прожить счастливую жизнь и реализовать свой свой потенциал, чем люди, которые этого не понимают, поэтому очень важно хотя бы иногда уединиться и постараться прислушаться к себе.

[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 

Добрый вечер!

Исходный текст:

Я изъездил почти всю страну, видел много мест, удивительных и сжимающих сердце, но ни одно из них не обладало такой внезапной лирической силой, как Михайловское. Летний праздник бывает в Михайловском каждый год в день рождения Пушкина. Сотни колхозных телег, украшенных лентами и валдайскими бубенцами, съезжаются на луг за Соротью, против пушкинского парка. Все местные колхозники гордятся земляком Пушкиным и берегут заповедник, как свои огороды и поля. В Тригорском парке я несколько раз встречал высокого человека. Он бродил по глухим дорожкам, останавливался среди кустов и долго рассматривал листья. Иногда срывал стебель травы и изучал его через маленькое увеличительное стекло. Как-то около пруда меня застал крупный дождь. Я спрятался под липой, и туда же не спеша пришёл высокий человек. Мы разговорились. (И)Человек этот оказался учителем географии из Череповца. Вы, должно быть, не только географ, но и ботаник? — сказал я ему. — Я видел, как вы рассматривали растения. Высокий человек усмехнулся. Нет, я просто люблю искать в окружающем что-нибудь новое. 3десь я уже третье лето, но не знаю и малой доли того, что можно узнать об этих местах. Второй раз мы встретились на берегу озера Маленец, у подножия лесистого холма. Высокий человек лежал в траве и рассматривал сквозь увеличительное стекло голубое перо сойки. Я сел рядом с ним, и он рассказал мне историю своей привязанности к Михайловскому. Мой отец служил бухгалтером в больнице в Вологде. В общем, был жалкий старик — пьяница и хвастун. Даже во время самой отчаянной нужды он носил застиранную крахмальную манишку, гордился своим происхождением. Нас было шестеро детей. Жили мы все в одной комнате, в грязи и беспорядке. Когда отец выпивал, он начинал читать стихи Пушкина и рыдать. Слёзы капали на его крахмальную манишку, он мял её, рвал на себе и кричал, что Пушкин — это единственный луч солнца в жизни таких несчастных нищих, как мы. Он не помнил ни одного пушкинского стихотворения до конца. Он только начинал читать, но ни разу не окончил. Это меня злило, хотя мне было тогда всего восемь лет. Я решил прочесть пушкинские стихи до конца и пошёл в городскую библиотеку. Я долго стоял у дверей, пока библиотекарша не окликнула меня и не спросила, что мне нужно. Пушкина, — сказал я грубо. Ты хочешь сказки? — спросила она. Нет, не сказки, а Пушкина, — повторил я упрямо. Она дала мне толстый том. Я сел в углу окна, раскрыл книгу и заплакал. Я заплакал потому, что только сейчас, открыв книгу, я понял, что не могу прочесть её, что я совсем ещё не умею читать и что за этими строчками прячется заманчивый мир, о котором рыдал пьяный отец. Со слов отца я знал тогда наизусть всего две пушкинские строчки: «Я вижу берег отдалённый, земли полуденной волшебные края», но этого для меня было довольно, чтобы представить себе иную жизнь, чем наша. Вообразите себе человека, который десятки лет сидел в одиночке. Наконец ему устроили побег, достали ключи от тюремных ворот, и вот он, подойдя к воротам, за которыми свобода, и люди, и леса, и реки, вдруг убеждается, что не знает, как этим ключом открыть замок. Громадный мир шумит всего в сантиметре за железными листами двери, но нужно знать пустяковый секрет, чтобы открыть замок, а секрет этот беглецу неизвестен. Он слышит тревогу за своей спиной, знает, что его сейчас схватят и что до смерти будет то же, что было: грязное окно под потолком камеры и отчаяние. Вот примерно то же самое пережил я над томом Пушкина. С тех пор я полюбил Пушкина. Вот уже третий год приезжаю в Михайловское... На вершине холма, у обветшалых стен собора, над крутым обрывом, в тени лип, на земле, засыпанной пожелтевшими лепестками, белеет могила Пушкина. Короткая надпись «Александр Сергеевич Пушкин», безлюдье, стук телег внизу под косогором и облака, задумавшиеся в невысоком небе, — это всё. 3десь конец блистательной, взволнованной и гениальной жизни. 3десь тот «милый предел», о котором Пушкин говорил ещё при жизни. И здесь, на этой простой могиле, куда долетают хриплые крики петухов, становится особенно ясно, что Пушкин был первым народным поэтом. (По К. Г. Паустовскому*)

СОЧИНЕНИЕ

В представленном нам тексте Константина Георгиевича Паустовского затрагивается проблема воздействия поэзии на человека.

Раскрывая данную проблему, автор рассказывает нам историю о детстве учителя географии. Мальчик родился в бедной семье, отец  был «пьяница и хвастун» , и когда напивался, садился читать стихи Пушкина. Это поразительно действовало на него: он начинал рыдать, рвать на себе свою крахмальную манишку, крича, что «Пушкин - единственный луч солнца в жизни таких несчастных нищих». Действительно, поэзия имеет свойство затрагивать самые тонкие струны человеческой души, заставляет его полной мере прочувствовать все, что хотел сказать автор.

Второй пример имеет с первым причинно-следственную связь, ведь мальчика, несмотря на его юный возраст, злило, что отец ни разу не дочитал стихи до конца. Он решил сделать это сам и взял толстый том Пушкина в библиотеке. Открыв книгу, он заплакал, потому что за незнакомыми ему строками прятался «заманчивый мир, о котором рыдал пьяный отец», а он не мог его постичь, так как не умел читать. Все это доказывает, что поэзия для человека - окно в новый, лучший мир.Книга способна заставить читателя представить себе иную жизнь, позабыть на время о проблемах и отдохнуть от ежедневной суеты.

Автор не выражает свою точку зрения прямо, но после внимательного прочтения становится понятно, что Паустовский считает, что литература помогает человеку справиться с невзгодами, поддерживает его морально.

Я согласна с мнением автора и тоже считаю, что поэзия является точкой опоры для читателя в этом жестоком и непостоянном мире.

В доказательство справедливости своих мыслей я хочу привести собственные размышления. Когда у человека есть проблемы, он стремится спрятатся от них. Кто-то находит утешение в алкоголе, кого-то успокаивают сигареты, но лучший способ ненадолго забыть о невзгодах - это чтение. Хорошая книга внушит  уверенность, что все будет хорошо, вдохновит на преодоление трудностей.

Из всего вышеперечисленного мы можем сделать вывод, что литература не сравнима с другими видами искусства по части влияния на человека: она способна заставить его плакать и смеяться, воодушевить на изменения в  своей жизни, а также поддержать его в трудные минуты.

Страницы: 1