Не путайте:

  • Кристаллический – кристальный.
  • Металл – алюминий.
  • Артиллерия – кавалерия.
  • Жужжать – дрожать.
  • Баллы – цимбалы.
  • Иммиграция – эмиграция.
  • Дилемма – проблема.
  • Балл (оценка) – бал (танцы).
  • Расчёт, расчётливый – рассчитывать, рассчитать.
  • Принцесса, клоунесса, – директриса, биссектриса.

На главную страницуПользователиДинара ГайсинаДинара Гайсина (Все сообщения пользователя)
Начав общение на форуме, вы автоматически соглашаетесь с договором оферты и Правилами форума.


Выбрать дату в календареВыбрать дату в календаре

Страницы: 1
[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 
[SIZE=8pt][I][SIZE=10pt]Здравствуйте![/SIZE][/I][/SIZE]

[SIZE=11pt][SIZE=8pt][I][SIZE=10pt] [/SIZE][/I][/SIZE][COLOR=#ff0000][SIZE=8pt][I][SIZE=10pt]Текст:[/SIZE][/I][/SIZE][/COLOR][/SIZE]
[I][SIZE=10pt]Все мы пробыли месяц в запасном полку за Волгой. Мы, это так — остатки разбитых за Доном [/SIZE][/I][I][SIZE=10pt]частей, докатившихся до Сталинграда. Кого-то вновь бросили в бой, а нас отвели в запас, казалось бы — счастливцы, какой-никакой отдых от окопов. Отдых… два свинцово-тяжелых сухаря на день, мутная водица вместо похлебки. Отправку на фронт встретили с радостью. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]Очередной хутор на нашем пути. Лейтенант в сопровождении старшины отправился выяснять обстановку. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]Через полчаса старшина вернулся. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]— Ребята! — объявил он вдохновенно. — Удалось вышибить: на рыло по двести пятьдесят граммов хлеба и по пятнадцати граммов сахара! [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Кто со мной получать хлеб?.. Давай ты! — Я лежал рядом, и старшина ткнул в меня пальцем. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]у меня вспыхнула мыслишка… о находчивости, трусливая, гаденькая и унылая. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Прямо на крыльце я расстелил плащ-палатку, на нее стали падать буханки — семь и еще половина. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Старшина на секунду отвернулся, и я сунул полбуханки под крыльцо, завернул хлеб в плащ-палатку, взвалил ее себе на плечо. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Только идиот может рассчитывать, что старшина не заметит исчезновения перерубленной пополам буханки. К полученному хлебу никто не прикасался, кроме него и меня. Я вор, и сейчас, вот сейчас, через несколько минут это станет известно… Да, тем, кто, как и я, пятеро суток ничего не ел. Как и я! [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]В жизни мне случалось делать нехорошее — врал учителям, чтоб не поставили двойку, не раз давал слово не драться и не сдерживал слова, однажды на рыбалке я наткнулся на чужой перепутанный перемет, на котором сидел голавль, и снял его с крюка… Но всякий раз я находил для себя оправдание:не выучил задание — надо было дочитать книгу, подрался снова - так тот сам полез первый, снял с чужого перемета голавля — но перемет-то снесло течением, перепутало, сам хозяин его ни за что бы не нашел… [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Теперь я и не искал оправданий. Ох, если б можно вернуться, достать спрятанный хлеб, положить его обратно в плащ-палатку! [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]С обочины дороги навстречу нам с усилием — ноет каждая косточка — стали подыматься солдаты. Хмурые, темные лица, согнутые спины, опущенные плечи. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]Старшина распахнул плащ-палатку, и куча хлеба была встречена почтительным молчанием. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]В этой-то почтительной тишине и раздалось недоуменное: [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]— А где?.. Тут полбуханка была! [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]Произошло легкое движение, темные лица повернулись ко мне, со всех сторон — глаза, глаза, жуткая настороженность в них. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]— Эй ты! Где?! Тебя спрашиваю! [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]Я молчал. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Пожилой солдат, выбеленно голубые глаза, изрытые морщинами щеки, сивый от щетины подбородок, голос без злобы: [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]— Лучше, парень, будет, коли признаешься. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]В голосе пожилого солдата — крупица странного, почти неправдоподобного сочувствия. А оно нестерпимее, чем ругань и изумление. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]— Да что с ним разговаривать! — Один из парней вскинул руку. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]И я невольно дернулся. А парень просто поправил на голове пилотку. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]— Не бойся! — с презрением проговорил он. — Бить тебя… Руки пачкать. [/SIZE][/I]

[I][SIZE=10pt]И неожиданно я увидел, что окружавшие меня люди поразительно красивы — темные, измученные походом, голодные, но лица какие-то граненые, четко лепные. Среди красивых людей — я уродлив. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Ничего не бывает страшнее, чем чувствовать невозможность оправдать себя перед самим собой. [/SIZE][/I]
[I][SIZE=10pt]Мне повезло, в роте связи гвардейского полка, куда я попал, не оказалось никого, кто видел бы мой позор.Мелкими поступками раз за разом я завоевывал себе самоуважение — лез первым на обрыв линии под шквальным обстрелом, старался взвалить на себя катушку с кабелем потяжелей, если удавалось получить у повара лишний котелок супа, не считал это своей добычей, всегда с кем-то делил его. И никто не замечал моих альтруистических «подвигов», считали — нормально. А это-то мне и было нужно, я не претендовал на исключительность, не смел и мечтать стать лучше других. [/SIZE][/I]
[SIZE=11pt][I][SIZE=10pt]Больше в жизни я не воровал. Как-то не приходилось.[/SIZE][/I]
[/SIZE][I][SIZE=10pt]В.Ф. Тендряков "Про полбуханки хлеба".
[/SIZE][/I]
[COLOR=#ff0000]Сочинение[/COLOR][COLOR=#ff0000]: [/COLOR]
[SIZE=10pt]

В своей жизни люди часто совершают поступки, которые идут вразрез их моральным и нравственным убеждениям. В народе говорят: «Поступил не по совести». Но что же движет  человека в таком направлении? Окружающие обстоятельства?

Именно духовно-нравственная проблема - проблема совести – и привлекла В.Ф.Тендрякова. Писатель раскрывает её на примере подлого поступка героя по отношению к своим товарищам: он присвоил себе часть  хлеба, рассчитанного на всех солдат. Каждый знает, что во время войны многие недоедали, так и в тексте действия происходят на фоне голода. Однако, даже в таких условиях герой не должен был, прежде всего, забывать о человечности: не он один голодал. Поступок героя осуждается товарищами и им самим: «Ох, если б можно вернуться, достать спрятанный хлеб положить его обратно в плащ- палатку!»

Проблема совести актуальна и в мирное время. Небольшой фрагмент текста автор уделяет обыденной жизни героя. Ему « случалось делать нехорошее», но он « всякий раз находил для себя оправдание». По мнению героя, «ничего не бывает страшнее, чем чувствовать невозможность оправдать себя перед самим собой». Он не считался со своей совестью, когда врал из-за двойки, давал слово не драться и его нарушал. То, что герой находил оправдание своим поступкам, не освобождает его от ответственности перед самим собой. Оба приведённых примера, дополняя друг друга, позволяют увидеть целостную картину морально-нравственных убеждений героя.

Осознание того, что необходимо поступать по совести, подводит читателя к пониманию позиции автора: дурные поступки делают человека безобразным. Неслучайно писатель уделяет особое внимание людям, окружившим героя в момент осуждения. Автор показывает, как герой находит в них, измученных походом, голодных, красоту их душ.

Такая позиция автора кажется мне очень близкой. Как-то, играя с братом, я разбила окно нашего дома мячом. Вину брат взял на себя. На протяжении всей недели, когда я играла в одиночестве, мои мысли были о поступке брата и о своём. Хоть горько мне и было оттого, что наказан невиновный, я так и не нашла в себе смелости сознаться.

Итак, обобщая сказанное, хочется ещё раз отметить, что если совершать поступки по совести, независимо от обстоятельств, сожаления будут реже преследовать людей. Именно к этой мысли я и пришла после прочтения текста.

[/SIZE]
Изменено: Динара Гайсина - 18.03.2019 23:21:08
[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 
[COLOR=#ff0000][COLOR=#000000]Здравствуйте! Спасибо за поправки, я постараюсь их учесть.
[/COLOR][/COLOR](Спасибо урокам литературы, благодаря которым ученики видят то, чего нет)[COLOR=#ff0000]
[/COLOR]
[COLOR=#ff0000]Текст[/COLOR]:


[I](1)Ты, наверно, очень удивлён тем, что после нашего возвращения с Волги я словно бы забыл твой адрес и телефон? (2)Нет, не забыл.Я уже послал твоей матери три письма! (4)Я написал ей и за себя, и за тебя...[/I]
[I]Ведь сам ты, кажется, почти никогда ей не пишешь. (6)В шкатулке, как самую большую драгоценность, хранит Анна Филипповна твоё единственное за весь год письмо. (7)Помнишь, оправдываясь, ты сказал, что не умеешь и не любишь писать письма? (8)Однако же ты чуть не каждый день атаковывал посланиями Марину. (9)Она и читать, наверно, не успевала. (10)Значит, умеешь?[/I]
[I](11)Сказал бы уж точней: «Не люблю писать матери». (12)Впрочем, ты ведь не только писать, ты и разговаривать-то с ней не очень любишь...[/I]
[I](13)Помнишь, когда ты окончил аспирантуру, твоя мать приехала в Москву?[/I]

[I](14)И как раз была встреча Нового года. (15)Все сидели за столом, а она, накрывшая стол, устроившая всё это торжество, была на кухне. (16)Только в самый торжественный момент, в двенадцать часов, ты милостиво позвал её в комнату. (17)Ты стеснялся её. (18)И перед тем как позвать, долго предупреждал нас: «Всю жизнь прожила в деревне, сами понимаете...» (19)И виновато поглядывал на Марину.[/I]
[I](20)Сейчас ты никак не можешь понять, почему Марина тоже перестала встречаться с тобой, почему не отвечала на твои письма. (21)А недавно, совсем на днях, она мне всё рассказала...[/I]
[I](22)Помнишь, тогда, после Нового года, .кажется, дня через три, у твоей матери был тяжёлый сердечный приступ (думаю, переутомилась, готовя наше новогоднее торжество). (23)И в тот же день вы с Мариной должны были пойти на концерт Рихтера. (24)Марина, стоя в коридоре, слышала, как ты на ходу крикнул матери: «Если будет совсем плохо, постучи в стенку соседу».[/I]

[I](25)Марина ничего не поняла. (26)Только позже, в консерватории, ты ей всё объяснил. (27)И в этот же вечер ты потерял её навсегда. (28)В то время как ты восторгался, с какой силой и с какой лёгкостью ударял по клавишам Рихтер, она слышала другие удары, слабые и беспомощные удары материнского сердца...[/I]
[I](29)Ей казалось, что вот сейчас, в эту самую минуту, стучит в стенку твоя мать, а сосед заснул и не слышит.[/I]
[I](30)И ещё хочу сказать: напрасно ты стесняешься своей матери.[/I]
[I](31) Если бы ты знал, как хорошо, как тонко она всё чувствует и понимает![/I]
[I](32)Она каждый раз хвалила тебя — и больше всего за то, чего в тебе нет: за сыновнюю любовь, и заботу, и ласку.[/I]

[I](33)Ты не кричал на мать, но ведь и на чужих, совсем незнакомых людей ты тоже не кричишь. (34)Они, однако, не называют тебя за это своим сыном![/I]
[I](35)Трудно объяснять человеку, что он не должен разрушать стены дома, спасающего его от непогоды, что он не должен сжигать поле, которое принесёт ему хлеб, что он не должен убивать сердце, верней и преданней которого он не найдёт никогда и нигде на свете.[/I]
[I](36)Да, всё лето ты был гостеприимен и очень внимателен. (37)Но что это меняет?[/I]
[I](38)Могу ли я ценить человека лишь за то, что он хорошо относится ко мне?[/I]
[I](39)Разве это не будет с моей стороны отвратительным проявлением эгоизма?[/I]
[I](49)Вот я, кажется, и объяснил тебе причину своего охлаждения. (41)Может быть,[/I]
[I]моё письмо убедит тебя в чём-нибудь, а может быть, нет. (42)Но я-то, во всяком случае, буду по-прежнему писать твоей матери.[/I]
[I](43)И ещё помни, мой бывший друг, что матерью люди издавна называют свою Родину...[/I]
[I](По А. Г. Алексину*)[/I]

[I]* Анатолий Георгиевич Алексин (1924-2017) — русский писатель и драматург, автор книг для детей и юношества.[/I]



[COLOR=#ff0000]Сочинение[/COLOR]:

Прочитав текст А.Г.Алексина, я задумалась о своём отношении к родителям. А часто ли я обижаю их словами или поступками? Почему родители так редко слышат от меня слов похвалы, любви? Неужели мне так сложно сказать им, как дороги они мне?

Именно проблема невнимательного отношения детей к своим родителям и привлекла писателя А.Г.Алексина. Автор данного текста раскрывает проблему на примере молодого человека, который стесняется своей мамы. Писатель отмечает, что мать, которая и устроила всё это торжество, сидела на кухне в одиночестве; сын за стол «милостиво» позвал её только в полночь. Такое потребительское отношение героя к маме не допустимо. А его: «Всю жизнь прожила в деревне, сами понимаете…»- больно бы ударило по чуткому материнскому сердцу. Хотя, даже если бы мама это услышала, скорее всего, она не подала бы и виду, только чтобы ненадолго побыть в кругу сына. Родители стараются не показывать, что своим поведением дети сильно ранят их душу. Помимо воли нехорошие слова и поступки хранятся в сердце так же, как и одно единственное письмо, написанное сыном, бережет мать героя.

Ещё в более неприглядном свете сын предстаёт перед читателем, когда бросает больную маму ради концерта в компании своей девушки. Отталкивающее чувство, вызванное этим поступком героя, передается от Марины к читателю. Конечно, сложно отнестись с пониманием к действиям героя. Раз он с таким пренебрежением относится к своей матери, не показывает ли это отношение к миру. Чтобы показать, что такое поведение детей не допустимо по отношению к родителям, А.Г.Алексин уделяет внимание душевному состоянию девушки, которая вместо звука игры по клавишам слышит «слабые и беспомощные удары материнского сердца». Эгоистичное отношение к родителям не находит понимания у окружающих. Обычно посторонние бывают равнодушны к состоянию другого человека, но ребёнок никогда не должен быть равнодушным по отношению к родителям. Дети и родители самые близкие люди в жизни друг друга. Оба приведённых примера, дополняя друг друга, позволяют увидеть целостную картину отношения ребёнка к своему родителю.

Осознание того, что надо быть более отзывчивыми к тем, кто дал тебе жизнь, подводит читателя к пониманию позиции автора. «Трудно объяснить человеку,… что он не должен убивать сердце, верней и преданней которого он не найдет никогда и нигде». Приведённые слова содержат глубокий смысл и раскрывают нам послание писателя: нет человека роднее, чем собственные родители. Поэтому А.Г.Алексин упоминает и о таких мелочах, что его герой не любит писать матери. Впрочем, он ведь не только писать, он и разговаривать-то с ней не очень любит.

Такая позиция автора кажется мне весьма близкой. Родители являются важнейшими людьми в жизни каждого человека. А раз они занимают такое особое место, не значит ли это, что их душевное состояние, их эмоции так же должны быть нам важны. Когда я училась в Казани, мои родители приезжали ко мне каждую неделю, несмотря на то, что они были заняты, на то, что добраться им до города самим было уже проблематично. Я очень сожалею, что тогда принимала это как должное и не говорила им слов благодарности. Теперь же я стараюсь подмечать каждые мелочи, которые они делают ради меня.

Родители дарят нам столько любви и внимания. Неужели мы не можем отплатить им тем же?

Изменено: Динара Гайсина - 02.03.2019 21:53:48
[ Закрыто] Сочинение для ЕГЭ по русскому языку - 2019 (задание 27), Принимаем на проверку сочинения образца 2019 года. Новые критерии оценивания!
 
Здравствуйте, возникли сомнения по поводу сочинения. Проверьте и моё, пожалуйста. Спасибо;

[I][FONT=Arial, Helvetica][COLOR=#ff0000]Текст. Вариант 10[/COLOR]
[/FONT][/I][I]
[/I][I][FONT=Arial, Helvetica]Лучше всего Левитана можно понять и крепче всего полюбить в глубинах страны, столкнувшись лицом к лицу со всем, что было его поэзией. Первая «встреча» с Левитаном произошла у меня в Третьяковской галерее. Но сильно запомнилась ещё одна из многочисленных, если можно так сказать, «внутренних» встреч с художником. Этих встреч на самом деле не было, но часто возникало ощущение, что Левитан был только что здесь, что, конечно, только он мог показать нам те великолепные уголки страны, которые сияют в бледной синеве неба, молчат вместе с безветренными водами рек и озёр и откликаются эхом на крики кочующих птиц. Эта встреча случилась в лесистой и пустынной стороне невдалеке от Москвы. Места были глухие, почти бездорожные. Мне пришлось ехать в телеге и переправляться через лесные реки на паромах. Кончалась весна. 3еленоватое ночное небо слабо светилось над серыми лесами. (Ю)Воздух был пропитан холодноватым запахом мокрых доцветающих трав. Я уснул в телеге. Проснулся я оттого, что телега, заскрипев, остановилась на песчаном спуске к реке и возница лениво закричал: — Эй, Семён, давай перевоз! — Ладно, ладно!— ответил из тумана хриплый голос. — Тоже торопыга нашёлся. Всех птах мне распугаешь. Невежа и есть невежа! — Во беда! — шутливо сказал возница. — Хоть не езди через этот чёртов паром, через Птичий угол. Тут верно — соловьиное царство! Мы помолчали. 3а рекой в чёрных ночных вершинах деревьев начинало светать. Слабый и чистый свет зари появился в небе. Низко, над самым краем земли, висел прозрачный слабый месяц. «Вот — Левитан!» — почему-то подумал я, и у меня, как в молодости, заколотилось сердце. Вокруг было очень тихо. Очевидно, перевозчик ещё не надумал перевозить нас. Только один раз он зевнул. Внезапно в зарослях что-то осторожно звякнуло, будто колокольчик. И тотчас высокая трель ударила по чёрной воде и рассыпалась среди зарослей кувшинок. Соловей замолчал, прислушался, потом пустил по реке странные и смешные звуки, будто он полоскал себе горло ночной росой. — Во, слыхали? — спросил возниЦа. — Это он разгон пока что берёт. А потом как развернётся — одна красота! — Невежа! — неожиданно сказал из тумана хриплый голос. — Только и ждали тебя, объяснителя. Дай послухать! Он сейчас даст «лешеву дудку», так ты свою лошадёнку держи — как бы не разнесла. Возница не обиделся. Он только шёпотом сказал мне: — Сейчас самое будет начало. И действительно, по всем берегам в зарослях лозы ударили, как по команде, соловьи. И утро, казалось, начало от этого разгораться быстрее. И уже была видна нежнейшая алая гряда небольших облаков, что висела с ночи над всем этим лесным краем. Соловьиный гром нарастал. 3аря открыла свои смутные дали. Тогда оказалось, что на востоке, за частоколом лесных вершин, лежит тихая и лучезарная страна, которой нет названия. (4б)И я снова, сам не понимая почему, подумал: «Левитановская заря...» Потом мы переехали через реку и немного посидели около шалаша перевозчика. Он с гордостью показал мне своё последнее изобретение — круглую узкую яму, выложенную ветками лозы. — Вот! — сказал перевозчик. — Последняя моя модель. У вас в Москве холодильники — и у меня холодильник. Ты засунь руку, попробуй. Мороз! Дочка мне молоко приносит. Оно тут не киснет нисколько. Вот она, дочка, глупышка отчаянная. Я оглянулся и увидел маленькую спящую девочку на лежанке из досок. Она усмехалась во сне. Первый луч солнца, густой, как мазок оранжевого золота, упал на сухие ветки шалаша. (бО)Девочка вздохнула. И я подумал, что вся страна похожа на эту девочку — такая же льняная, сероглазая, застенчивая, жалостливая и весёлая. И снова я вспомнил о Левитане с благодарностью и грустью. За рекой потянулся сосновый лес. Всё в нём было очень приветливо, даже самые скромные, самые обыкновенные замухрышки — липкие сыроежки и беленькие цветы земляники. Я снова подумал о Левитане, о том, что в родной земле всё хорошо, вплоть до этого слабенького лесного цветка. Если бы нам сказали, что больше мы никогда его не увидим, у многих людей сердце сжалось бы от боли... [/FONT][/I]
[I][FONT=Arial, Helvetica](По К. Г. Паустовскому*) Константин Георгиевич Паустовский (1892-1968) — известный русский писатель, классик отечественной литературы.
[/FONT][/I]

[COLOR=#ff0000]Сочинение[/COLOR]

После прочтения текста К.Г.Паустовского десятки полотен русских живописцев как наяву предстали перед моими глазами, ещё столько же фамилий вереницей пронеслись в голове. К счастью, русская земля богата художниками. Наверное, в творчестве каждого из них был момент, когда они обращались к теме природы. Теперь же мы можем наглядно увидеть эти произведения, стоять напротив них, как когда-то их авторы. Однако когда созерцатели лучше понимают картины?

Так и писателя-классика отечественной литературы – привлекла проблема восприятия искусства. Очень сомнительно, что нахождение в галерее под монотонную речь гида, пытающегося заключить насыщенную событиями жизнь какого-нибудь художника в пару шаблонных предложений, способствует чуткому восприятию смысла произведения. Нет надежнее пути, чем прочувствовать его въявь. К.Г.Паустовский обращается к собственному опыту и вспоминает: как-то ему пришлось побывать в русской глубинке, где у него случилась непредвиденная «внутренняя» встреча с Левитаном, мотивы полотен которого развернулись перед автором (предложение 3). Эта встреча произвела на него такое сильное впечатление, что у него «как в молодости заколотилось сердце». Стоит обратить внимание и на мысли самого героя (предложения 24, 46, 62, 65), которые позволяют понять, что истинный созерцатель красоты видит её в простом окружающем пейзаже. К таким созерцателям относится и сам живописец – Левитан. Во все времена шедевры творческих личностей поражали воображение масс. А что тогда будет с человеком, если картина оживёт? Дух перехватит? Не то слово! Даже Семён, ничего не сведущий в искусстве, осознаёт красоту момента.

Однако далеко не все могут придавать эстетическую значимость обычной дороге, ночи, луне, пению соловья. Для них это минутное удовольствие или даже что-то обыденное. К таким людям относится и возница, для которого это всего лишь приятное дополнение в поездке по глуши. Его поведение вначале повествования отлично от конечного (предложения 18, 31-33). Писатель не случайно приводит слова перевозчика: « - Невежа! Только и ждали тебя, объяснителя. Дай послухать!». Размышляя над проблемой, автор текста противопоставляет двух героев, каждый из которых воплощает в себе разное отношение к понятию прекрасного. Несложно отличить истинного созерцателя от такого, как возница. Для первого красота будет заключаться не только в местности, но и в краткости этого момента, она поразит человека. Последний же только насладится прекрасным за этот небольшой промежуток времени и сразу же забудет о нём. Оба приведенных примера, дополняя друг друга, доказывают нам правдивость данного мнения.

Таким образом, авторская позиция выражена довольно чётко: «лучше всего Левитана можно понять и крепче всего полюбить в глубинах страны, столкнувшись лицом к лицу со всем, что было его поэзией». Так К.Г.Паустовский считает, что точнее всего можно познать чьё-либо творчество после «внутренней встречей с художником».

С мнением писателя я полностью согласна, ведь связь между картиной, творцом и созерцателем образуется только тогда, когда все чувства и эмоции последнего разделяются с художником. Моя первая встреча с Левитаном произошла тоже в Третьяковской галерее пару лет назад. Там из его работ мне больше всего запомнилась картина «Осень. Дорога в деревне», я никак не могла отделаться от мысли, что это моя малая родина, а именно место на окраине, где в детстве я с друзьями так много провела времени. Позже, обучаясь в художественной школе, я нарисовала эту местность. Сравнивая работу с оригиналом Левитана, мы с учительницей пришли к выводу, что схожие детали присутствуют, но в каждом пейзаже есть своя неповторимая черта.

Итак, автор показал нам, что понять произведение можно только после того, как переживешь сходные эмоции, окажешься в похожих ситуациях с мировоззрением самого созидателя произведения. Как тут не вспомнить слова Эрих М.Ремарк: «Скажу вам по секрету : о картинах нельзя писать – как вообще об искусстве. Всё, что пишут об этом, служит одной цели – просвещению невежд. Писать об искусстве нельзя. Его можно только чувствовать."
[I][FONT=Arial, Helvetica]
[/FONT][/I]
[COLOR=#ff0000][I]Текст. Вариант 15[/I]
[/COLOR][I]Почти невозможно было представить себе, что лишь неделю назад он защищал диссертацию на тему «Древнейшие сказания европейских народов». А теперь?.. Мёртвое, взрытое снарядами поле лежало перед ним, земля, на которой был посеян и взошёл хлеб, а потом сгорел и был развеян по ветру вместе с пороховым дымом, земля, на которой было сделано всё, чтобы человек не мог на ней существовать. По одну сторону этого куска земли лежали, спрятавшись за глинистыми буграми, гитлеровцы, пришедшие в чужую, далёкую страну по приказу своего фюрера, уничтожающие, сжигающие всё на своем пути. Неподалёку от них, по эту сторону мёртвого ржаного поля, лежал только один — кандидат филологических наук младший лейтенант Лев Никольский. Он был окружён и по всем правилам войны должен был положить оружие и сдаться в плен победителям. Но он не считал себя побеждённым: пулемёт ещё работал, а если бы он замолчал, в ход пошли бы винтовка и гранаты. Впрочем, он был не один. Двенадцать мёртвых товарищей, которые ещё вчера вместе с ним защищали этот голый кусок земли с одинокой берёзой, лежали вдоль траншеи. (Ю)Тринадцатый оказался живым. Это был разведчик Петя Данилов, любимец всего полка, талантливый и умный парень, писавший стихи и читавший их вслух в самые горячие минуты боя. Теперь он лежал, раненный в грудь навылет, и смотрел в небо, осеннее, но ясное, с редкими, освещёнными снизу облаками. Берёза вздрагивала от выстрелов, и жёлтые листья время от времени падали на раненого. 0дин лист упал Пете на лицо, но Петя не смахнул его, не пошевелился. В одну из редких пауз тишины Никольский подполз к Пете и, смахнув лист, взял его за руку. Ну как ты, а? Ничего, — чуть слышно ответил Петя, — дышать трудно. Послушай... — он помолчал, потом стал с трудом вынимать из кармана гимнастёрки бумаги. Тут мои стихи остались, пошли их вместе с письмом, ладно? Должно быть, не больше пяти минут он провёл с Петей, а уж немцы, воспользовавшись тем, что пулемёт замолчал, намного продвинулись к траншее. Никольский дал очередь, другую — они залегли. Потом снова стали приближаться, прячась между редкими пучками ржи, торчавшей в поле. Плохо было то, что слева, метрах в двухстах от берёзы, стояло орудие. Правда, оно стреляло не по траншее, а в глубину, туда, где на горизонте были видны тёмные, ещё дымящиеся развалины сгоревшей деревни. Но в любую минуту оно могло ударить и по траншее, которую защищало подразделение, состоящее из двенадцати убитых, одного серьёзно раненного и одного живого. Эх, подобраться бы к этому орудию! И тропка была — вот там, где за выходами взрытой бурой земли начиналось болотце с высокой травой. Но нечего было и думать! Он понимал, что немцы захватят траншею, едва только замолчит пулемёт... Никольский прислушался, и в первый раз его сердце дрогнуло, и он крепко сжал зубы, глаза, всё лицо, чтобы справиться с невольным волнением. Петя читал стихи, он бредил, но голос был ясный, звонкий: Есть улица в нашей столице, Есть домик, и в домике том Ты пятую ночь в огневице Лежишь на одре роковом... Петя читал, закрыв глаза, и каждое слово доносилось отчетливо и плавно. У него было потемневшее страшное лицо, когда, сунув в кружку с водой руку, он начал водить ею по лицу, по глазам. Потом вылил воду на голову и, тяжело опершись на Никольского, пополз к пулемёту. Есть! Иди, — сказал он, схватившись за ручки пулемёта... Пробираясь по тропке к болотцу, Никольский услышал звонкий Петин голос, читавший стихи между пулемётными очередями: Не снятся ль тебе наши встречи На улице, в жуткий мороз, Иль наши любовные речи И ласки, и ласки до слёз? Втянув голову в плечи, он мягко опустился в траву и бесшумно пополз, скорее угадывая, чем видя чуть примятую, пересекавшую болото тропинку. Он подобрался к орудию сзади и некоторое время лежал, слушая, как немцы разговаривали резкими уверенными голосами. Он ждал, когда весь расчёт соберётся возле орудия... Немцы, занявшие траншею, были захвачены врасплох, и первым снарядом из уже заряженного орудия Никольский убил сразу же человек двадцать.  За стихи, которые Петя читал между пулемётными очередями! За дымящиеся развалины сожжённой деревни! За ограбленных женщин и детей, бродящих по лесам без крова и пищи. За горе каждой семьи, за разлуку с близкими, за Аню с маленьким сыном, которых он, может быть, больше никогда не увидит...[/I]
[I] (По В. А. Каверину*) Вениамин Александрович Каверин (1902-1989) — русский советский писатель, драматург и сценарист, автор приключенческого романа «Два капитана».
[/I]
[COLOR=#ff0000]Сочинение.
[/COLOR]
Какую бы цель ни ставило искусство, оно всегда будет направлено на формирование мировоззрения человека. Первые люди передавали свою историю через рисунки на стенах пещер. Трясущийся от волнения и предвкушения, мальчик, забравшись на табуретку, делился своими чувствами, зачитывая свой первый сочиненный стих. Эпохи сменяют века, но одно остается неизменным: искусство продолжает играть важную роль в жизни людей.


Так автор данного текста затрагивает проблему поэзии в годы Великой Отечественной войны. Когда в мировой истории происходит что-то масштабное, искусство, и так лишённое стабильности, взрывается разнообразием произведений. Всем известно, что в военные годы творческие люди не прекращали активной деятельности. Особую значимость в то время имела поэзия. И вот это уже не тот мальчишка. Под ним уже не та табуретка, а специальный постамент. И публика тоже не та, она стала больше и разношерстнее. Юноша своими строками должен зажечь огонь борьбы в их груди или помочь хоть на пару минут вернуться в радостные, спокойные моменты жизни. В.А.Каверин водит именно такого человека в свое повествование (предложение 11). Без сомнения, присутствие разведчика благоприятно сказывалось на солдатах. Его стихи и песни помогали товарищам поднять дух.


Поэзия так же способна воодушевить человека на совершение подвигов. Ведь не зря писатель заостряет внимание читателя на стихах Пети Данилова (предложения 31,37). Они напоминают нам, что все подвиги совершались во имя родных, именно семья придавала каждому солдату храбрости. Эти строки произвели впечатление и на младшего лейтенанта Льва. "Никольский прислушался, и в первый раз его сердце дрогнуло... Петя читал стихи". Стоит обратить внимание и на то, что Петя черпал внутреннюю силу из этих строк. Автор рассказывает, как, тяжелораненый, он смог обеспечить отступление своего товарища к орудию. Мы не знаем, чем закончилась эта схватка один на один с немцами, но хочется верить, что "за стихи, которые Петя читал между пулеметными очередями", враг был уничтожен и кандидат филологических наук младший лейтенант Лев Никольский смог вернуться к Ане с маленьким сыном. Оба приведенных примера, дополняя друг друга, позволяют увидеть, что значение поэзии в военное время сложно не оценить по достоинству.


Таким образом, авторская позиция очевидна. Рассуждая над проблемой, советский писатель приходит к выводу, что поэзия придавала людям сил, приободряла в тяжёлые моменты.


Действительно, трудно не согласиться с таким мнением автора, поскольку в истории найдется немало случаев подтверждающих эту позицию. Достаточно вспомнить историю поэмы А.Т.Твардовского "Василий Теркин",  которая публиковалась в периодических изданиях по мере выхода глав. Все фронтовики с нетерпением ждали следующей истории бойца.


Обобщая сказанное, хочется ещё раз отметить, что автор текста  раскрыл читателям роль поэзии в годы войны, а именно что стихи поддерживали, вдохновляли бойцов. Поэзия передает чувства не одного конкретного человека, а целого поколения. В стихах люди находили отражение своих переживаний, настроений.

Изменено: Динара Гайсина - 24.02.2019 13:11:23
Страницы: 1